суббота, 3 октября 2015 г.

Звонок маме

Вчера, на Чистых прудах, около кафе у метро, один дядька, в боярской одежде, расшитой «золотом» и в мехах, зазывал всех поесть еду «вкусную и наваристую». Говорит таким раскатистым зычным приятным басом. Можно было подумать, что идешь по Москве одиннадцатого века. Больно хорошо он вещал, засмотрелась. Через минуту к нему подошёл креативный такой бомжик, встал рядом, и как только «боярин» замолчал, он поднял указательные пальцы вверх, мол: "Минуучку вниманья", и сказал, не спеша так, растягивая каждое слово, с милой улыбкой и доброй такой интонацией, глядя в глаза «боярину»: «И всё честно и оригинально!».

У метро Чистые пруды всегда своё кино. Фото автора.
«Боярин» кивнул, позволил бомжу выговориться. Стояли они, смотрели друг на друга, улыбались, а я на них смотрела. Как спектакль или какой-то мост времени. Они мирно существовали на одной территории, хотя с виду - должен бы тут быть конфликт. Но один был грамотней и понимал, что не уйдет бомж, пока не скажет, так "нехай" говорит. А потом, каждый пошёл своим путём и занялся своим делом.

Дальше иду. Дядя говорил по телефону: «Так я и говорю ему. Реально. На землю его сажу. Чудес-то не бывает!». Прошёл. А что? Дело говорит. Не бывает чудес, сами мы их создаём. Мне так кажется, может, я ошибаюсь. Следом, кучка парней прошла:

- Неее, так он хочет без конфликта, чтобы у них всё было, - говорит один.
- Пральна хочет! – подхватывает другой.
- А как там без конфликта? – и пошли они дальше.

Прошли, а я не успела услышать продолжение. Так хотелось узнать, что дальше! Думаю: «Ничего себе, сегодня опять весь город со мной». Я-то шла на занятие по бесконфликтному общению, по «Психологическому айкидо», в Московский клуб  КРОСС, которое ведёт Артём Кодзоков, руководитель клуба, тренер, психолог, организатор семинаров М.Е. Литвака в Москве.

А народ на улице уже в теме. Да, и наше занятие началось, спустя некоторое время. Мы говорили о том, как важно выбрать дело по душе, которое нравится лично тебе, а не то, что даёт престиж, статус и нравится всем. Артём рассказал, как он пришёл в КРОСС, какие занятия проходят и как можно, постепенно, шаг за шагом научиться бесконфликтному общению. Я еще раз поняла, что с каждым разом, будь это Группа личностного роста, игра «Королевский двор» или занятия по выходу из сценария, я всё больше понимаю себя.

После прошлого занятия, например, я ответила себе на вопрос, почему я так долго не могла понять принцип Психологического айкидо? Точнее, вроде бы понимала, но применить, как следует, не могла. И тут вдруг врубилась. Поделилась на занятии с тренером, он поддержал мою догадку. Оказывается, первое условие при айкидо, которое нужно выполнить - согласиться с доводами собеседника, я и не могла делать как надо. Если соглашалась, то интонация меня выдавала. Мол, «я, конечно, соглашусь, но ты понял, кто прав, да?». Уже по тону голоса становилось ясно, что я лезла в конфликт.

Я поняла, почему мне было тяжело было это сделать. Мне казалось, что я, когда соглашаюсь, я же, как бы вру, получается? А мне это претит. Меня учили, что обманывать нельзя, да и вообще, я думаю, что меня не будут воспринимать, как серьезного человека, если я вот так бессовестно соглашусь. Это же будет неправда. Вот пример общения в технике айкидо:

- Что у тебя за прическа? Как-то подстриглась? Чё попало! На монаха какого-то похожа? – говорят мне.
- Прическа, вот такая, ага. На монаха похожа, точно. Вообще, как попало подстриглась, верно ты заметила, - спокойно, без оправданий и нападок надо бы ответить.
- И как тебе самой так нравится ходить? – продолжает, но уже ослабевает в напоре, оппонент.
- Да не нравится, конечно, хожу, как попало, руки всё не доходят. Хорошо, что ты сказала. Как ты меня понимаешь! Спасибо тебе.
- Да, ладно, не за что! –  немного еще укоряет собеседник, но он уже не спорит.

Всё, стоп-машина, нечего сказать. Потому что согласилась и не выделывалась, не умничала, не выпячивала себя, не искала правду. Не «вставала на трибуну» и не доказывала, как правильно стричься, и вообще жить. Не надо доказывать ничего. Как говорит Артём, это: «Как воду в песок лить».  Бесполезно.

Даже если у меня на голове гнездо, которое я очень люблю, укладывала его час и вообще, всё мне нравится, и я принимаю себя любой. Согласиться надо, ну, жалко что ли? И когда это делаешь – собеседнику нечем крыть. Нет конфликта. Энергия моя при мне, главное. Где-то я услышала фразу: «Ты хочешь быть правым или счастливым?». Я выбираю второе. Надоело оправдываться. Тем более, ну, не переделаю я человека, знаю его всю свою жизнь. Зачем  страдаю? За что? Не хочу. Нет, кто хочет пострадать или подоказывать, смело рвите глотку. Я не хочу больше. Я лучше это время почитаю или попишу что-нить для себя.

Артём Кодзоков, руководитель Московского клуба КРОСС, на практическом занятии по Психологическому айкидо. Фото автора. 
Мне от этого открытия стало легче воспринимать айкидо. Увидела механизм работы и поняла, почему у меня не получалось. Еще немного мучительно придумывать ответ, но уже легче. Напомню, что у меня, в разговоре с грозными тетями и дядями, которые чуть уверенней и напористей, срабатывает детский защитный механизм. Сама того не осознавая, я «откидываюсь» в детство, и становлюсь перед этим человеком маленькой девочкой, стоящей в песочнице. Говорю с большими тётями, будучи сама взрослой тётей, а инструменты всё те же – из детской песочницы.

Голос дрожит, волнуюсь. Особенно когда напор велик и собеседник агрессивный, и говорит то, что мне не подходит. Далеко ходить не надо – это чувство возникает в разговоре с мамой. До сих пор у нас с ней эти тёрки. Сейчас я вроде бы научилась говорить с ней, но я просто избегаю и вытесняю многое. Избегаю так, что за две тысячи километров уехала. Но скайп и телефон не дают  забыть о том, что я не сбежала. В разговоре всегда напряжение. Звоню крайне редко, быстро говорю, что соскучилась, люблю её, что некогда и, вроде как, денег мало на телефоне. Кладу трубку. 

Но это не решение проблемы, это как забрасывание ноющей раны листьями. Проблема-то есть и она не решена. Дело даже не только в том, что нужно учиться строить психологически зрелые ровные отношения с мамой, но и в том, что нужно уметь говорить со всеми остальными людьми, вырастать, как личность. Ведь это мне мешает, ох, как мешает! Я даже уснуть, бывает, не могу подолгу. Мысли тревожные, кто и как сказал, что обо мне подумают. 

Вообще, так получилось, что на занятии первого октября, друзья, мы решали «мамский» вопрос. Почти всем была близка эта тема. Были и мама с дочкой. Я думала, что сейчас мамы продвинутей, а оказывается, так же контролируют детей, так же не отпускают от себя и командуют, будучи на расстоянии. Я увидела, что не только я переживаю по этому поводу. Меня это тревожило еще потому, что мне казалось, что я занимаю время у других. Это тоже шло с детства: «Говори, быстрей, что нужно», да еще, не дай бог, скажешь то, что не понравится маме.

Артем рассказал о том, как применить Психологическое айкидо в общении, и что если амортизировать правильно, то тогда и результат будет верный. Не будет конфликта. Ведь важно жить, заниматься делом и знать, что дома всё в порядке. Потому что не только на работе, но и дома мы общаемся. А там конфликтов бывает ... мама, не горюй! 

Мы говорили о том, как вести себя с теми, с кем нужно продолжать общение, и как ответить тому, кого больше не увидим, но кто сильно нахамил. Это не значит, что нужно сразу сказать этому человеку всё, что о нём думаешь. Главное, в общении, чтобы большое количество энергии не уходило на скандал, на ощущение неприятных эмоций. По себе знаю, как простая мелочь может выбить на день или заставить нервничать. Значит что нужно делать? Думать!

Артем предложил, чтобы я на занятии позвонила маме, и мы в прямом эфире поговорили с ней на громкой связи. Я немного волновалась сначала, потом периодически говорила с ней мысленно и поняла, что не звонила давно и соскучилась даже. Но я боялась, что начну говорить и уйду «в минус», если быстро не закончу разговор.

Занятия по айкидо показали мне, что не совсем я еще свободна от родительских запретов. Мы не стали звонить, спасибо тренеру, он понял, что я, хотя и согласилась, была не совсем готова. Но мы проговорили на группе предполагаемый диалог с мамой. Как тяжело было соглашаться "с ней". Опять казалось, что я вру. Но на практике я поняла, что если соглашаюсь, я сберегаю силы и энергию. И не только свою. Я поняла, что именно так и выровняется наше общение с мамой. Постепенно. Не переделаю я её, но возможно, выведу наши отношения на уровень лучше. Артём не просто практиковал со мной диалог, он дал мне еще домашнее задание, которое мне трудно было сделать – позвонить маме.

Я сделала это задание через два дня. Мама, еще с утра, начала отправлять мне по вайберу фото, и писать, что соскучилась. Такого не было давно. Чувствует что ли? Я решалась долго, потом всё же набрала номер, записывала разговор на диктофон, чтобы услышать потом, что не так было. Разговор длился почти три минуты. Уже онлайн я слышала, что голос мой был на несколько тонов выше, звонкий и немного оправдывающийся, как у провинившегося ребенка, да и первое, что я услышала от мамы: «Нуууу, привет, ребёнок! Слава те, оспади!». Раньше меня это «ребёнок» коробило бы слух, а тут мне было весело, я повторила за ней: «Ага, ребёнок», спокойно вела разговор, в духе соглашательства. Я думала, осознавала, не входила в эмоции.

Мы поговорили немного, я удивилась, но она вообще меня не укоряла. Я сказала, что люблю её и тоже соскучилась. И главное, я чувствовала, туваришшы: что мне не тягостно это делать, что я не виновата, что налаживается наша связь и нет ссоры! Хорошо еще то, что через год моих смс и усиленного говорения ей, что «я люблю её», она начала отвечать мне тем же. Раньше отмахивалась, смеялась и говорила: «Не может быть!», а сейчас сама иногда признаётся мне в любви по телефону, и как-то написала, что я умная и добрая. Она очень редко хвалит, а такого не говорила мне никогда.

О! А еще-то что классное было на занятии? Вернёмся к нему. Артем рассказал о своей статье, о том, «как усмирить маму вампира», я поняла, что я всё делала наоборот. Хвастаясь маме своими победами, радостями, рассказывая много нового, советуя ей, я только портила отношения. Думаю, да почему мама так болезненно реагирует на мои радости? Соперничает со мной что ли? Да не может она по-другому. Это я ухожу от невроза, а её каково? Она-то в нём пока. Вот такая у меня мама, что теперь? Мне нужно быть умнее.

Сейчас слова М.Е. о том, что «партнер может вести себя как угодно, а мы должны вести себя правильно», доходят точнее. Получается, что я опять, в который раз, хочу понравиться маме. А зачем? Она что мой муж? Начальник? Она, конечно, немножечко "я", а может и много? Может, поэтому кажется, что мы с мамой – одно целое и нужно быть вместе и делиться всем? Это так. Нужно быть вместе и делиться. Но мы же, всё равно, разные и живём разную жизнь. И мама не так воспринимает жизнь, как я. И, вообще, у мамы своя жизнь, значит, и я могу жить своей. Я сейчас это понимаю, но так трудно разорвать зависимость от её мнения, убрать свой «детский лепет».

И зачем мне нужно именно мамино признание, если есть другое? Кажется, что всё остальное - не честное какое-то что ли? А если мама скажет, то это уже наверняка? А если не скажет никогда? Моя мама, например, долго не могла поверить, что я пишу. Даже когда мой рассказ в прошлом году, напечатали в журнале «Юность» она порадовалась, но не в полной мере была уверена, что мне стоит продолжать писать. Она и сейчас упорно хочет, чтобы я «прибилась к какому-то берегу и у меня была стабильность». Хорошо, что она начала читать мои тексты и даёт обратную связь. Это тоже плюс.

Недавно я написала рассказ «Изюм», который посвятила маме, про случай из её детства, который она как-то вскользь рассказала мне. Мне казалось, что если я напишу его, я пойму её лучше и освобожусь от груза вины. Ведь всё, что я писала там про маму, это всё чувствовала и я. Так же стояла на коленях в углу, «на горохе». Не так долго, как она, но всё же.

В момент написания мне стало так жалко маму! Как я могла злиться на эту маленькую Танечку. Её папа, мой властный дед, воспитывал её жёстко. А бабушка терпела его безропотно. Я в своей прозе показала, как дед, по сути, измывался, над ней. Его не виню уже, но мама до сих пор говорит: «Он же добра хотел, он же любил нас!». Защищает его. А я думаю, кто я такая, чтобы судить и говорить маме, как надо думать? Спасибо ей за то, что я есть и всё.

После того, как она прочитала мой «Изюм», она написала мне свою рецензию. Я их много уже наслушалась, разных, но почему-то именно мамину ждала с ужасом и страхом. Она дала её позднее всех, через полгода почти. Когда я открывала почту и увидела ответ от неё, боялась очень. 

Привожу мамины слова целиком: «Доченька, наконец-то прочитала от начала до конца весь рассказ, ты молодчина!!! Прямо как в детстве побывала, вспомнила папу и маму, и как все было. Конечно, жестко воспитывали, но иначе бы ничего хорошего не получилось. А ты молодец, мы в тебя верим и очень любим. Пиши больше, если тебе это нравится, у тебя все получится. Некоторые факты конечно молодец, что сама отметила, это твое, так и должно быть. Спасибо тебе за эту историю, которая прошла по моей жизни. В некоторых местах даже до слёз пробило».

Мама дала мне добро! Подумать только, сколько же времени я хотела этого! Так ждала от неё какого-то освобождения и благословения. Дождалась. Теперь важно понять, что неважно, получу я его или нет, я точно буду продолжать делать то, что мне нравится. Только не назло маме, а просто потому, что я люблю это. И мне кажется, что я, научившись общаться, поведу маму по узенькой тропинке за собой. Или она сама пойдет. Но даже если не пойдёт за мной, ну и пусть. Это её право. Я хочу учиться принимать её любой.

Я счастливая от того, что я смогла поговорить с мамой почти как взрослая -  думая, без злости на неё, обид и оправданий. Начинают детские мои шаблоны потихоньку сдуваться. Ой, знаю, что еще до хрена делов, но легче, ей-бох, легче. И силы какие-то появляются.

На занятии мы еще говорили о взаимоотношениях мужчин и женщин, о детях, о том, как найти работу, как сделать отношения с отцом менее напряженными, но для меня было самое важное то, что я поняла в этот день обо мне и моей маме.

Спасибо, что доверяете мне.


Следующее занятие "Психологическое айкидо по системе М.Е. Литвака" в четверг, 15 октября.