вторник, 6 октября 2015 г.

Если я не увидела сегодня небо - значит день пропустила

В этот день ничего толком не получалось. Всё делала на морально-волевых усилиях. Даже чуть не поскандалила с магазинными работниками. В основном, ворчала, а потом ходила и молча обижалась на них и на себя. Точнее, мне дерзили, я ворчала и тихо дулась. Забыла про все амортизации, но хватило ума вспомнить и отработать взрослую позицию. Ушла от них, вернулась туда, но к другому продавцу. Немного еще обижалась, но было уже смешно, от того, что хожу, как дурочка и не могу принять решение из-за своих обидок. Думаю, ага, вот и учусь бесконфликтному общению. Вот те нате.

Потом вспомнила Елену Борисову, нашего тренера московского клуба КРОСС, на занятие к которой шла сегодня вечером. На Группу личностного роста. Поняла, что негоже, в такой день орать на людей. Хотя, что? В другие можно? Может и нельзя, но сегодня я подумала, что не сочетается личностный рост с криками. А может, дело в том, что накануне легла около семи утра, спала часа три. Какие-то тревоги появились, переживания ночные. Спрашивала себя: «Ну, чего тебе не спится, милая моя, сейчас все равно ничего не решишь». Ответа не нашла.

Встала утром, начала писать в дневник, с чем пойду на занятие, какие у меня вопросы. Их было много, но когда писала, они куда-то уплыли от меня. Не серьёзными казались проблемы. Думаю, да что такое, с чем идти. Правда, можно было рассказать про тихую ругань с продавцом. Но это несерьёзно как-то. Поняла еще, что с июля месяца снова начала ходить на занятия КРОССа и от этого многое поменялось. Другие запросы появились. Стала понимать, что делала не так и чего теперь хочу. Поняла, что надо ставить новые цели, а что хочу – не очень ясно. 

А вообще, задолбали меня эти цели уже, ейбох! Так и написала себе в тетради, с которой пришла на занятие: «Особых проблем нет, кроме той, что пока я не могу заработать любимым делом на независимую жизнь. На то, что мне будет помогать: квартира там, машина, техника, мебель, стоматология и тому подобное. Чтобы не думать уже о том, могу ли я включить спокойно свет и пройти по комнате и писа̀ть. Спокойно писа̀ть. Я и сейчас могу, меня не остановить, но хочется меньше думать о мелочах, таких, как стиральная машина, письменный стол и ... «как же далеко эта общая кухня, ё-моё»!

Ладно, чего это я разошлась. А не выспалась, вот и ворчу. Да ещё с дыханием проблемы. Дышу, уже который месяц непонятно. В прямом смысле. Выдыхать тяжело. Глубокий вдох делать трудно. Это у меня бывает, но редко. Может организм мой мне намекает, что опять хочу всё успевать, делать быстро и идеально. Да еще и похвалы жду. Задавила себя делами с гору Эверест. От того и дышать тяжело. Сейчас на занятиях КРОСС столько открытий, еле успеваю понять. Но как же хорошо, что они есть. Самой мне не справится. Вот и иду к Лене Борисовой и Артёму Кодзокову за помощью. Они разные, но это и хорошо. Каждый даёт мне несколько путей решения моих задач. И вообще тут происходит совместная работа. С группой, с каждым участником, с тренерами.

А какая сегодня Лена красивая пришла! Вы бы видели?! Шикарное темно-синее, выбитое какими-то дорогими узорами, платье. Прелестные гранатовые, красные то есть такие, сочные бусы и серьги. И туфельки. Ах! Наши киношные художники по костюму оценили бы на пять с плюсом.

Знаете, почему так всё описываю? Потому что через Елену, я влюбляюсь в себя. Вижу, что мы с ней в чём-то похожи и мне нравится в ней всё это: телосложение, прическа, манера говорить, одежда, и лицо, и мысли. Тут мы с Чеховым сошлись. Значит, я начинаю принимать себя? Непросто это, туваришшы дорогие. Я, как будто просыпаюсь от далёкого долгого сна и говорю себе: «Посмотри, какой красивый и умный человек с тобой рядом! Ты тоже можешь быть такой! Даже, может, ты уже такая».

Вот и тренер, психолог Московского клуба КРОСС Елена Борисова. Фото автора. 
Вы простите, что сравниваю, но это мне помогает жить и уходить от прошлых суждений. Самой себе пока непросто давать поддержку. Её уже больше, но самооценка моя ещё заваливается в разные стороны: то вверх, то вниз. Когда мы начали наше пятничное занятие, мы  и говорили о том, чтобы не провалиться совсем. А для этого не нужно копать сильно глубоко в детство, - говорит Лена. Нужно смотреть срез сегодняшнего дня. Что сегодня с нами, кто нас окружает, что мы делаем, на что злимся? Это и будет как лакмусовая бумажка.

Вот и думаю, что надо было бы разобрать этот случай в магазине. Я, на вопрос продавца: «Как к вам обращаться?», ответила: «Не знаю», а он сразу начал злиться: «На такой простой вопрос не знаете ответ?!». И мне бы самортизировать, так я, давай, ему говорить «я не знаю», и «почему вы не можете со мной говорить не торопясь, я не понимаю так быстро». И всё это лепетать и потом была готова расплакаться. А он злился. Вот и поговорили. Это значит, что много во мне еще детской позиции. Вообще, я не стала разбираться в этом почему-то.

И когда участники начали делиться своими историями, я поняла, что я вообще счастливый человек и мне совсем не хотелось говорить о своих проблемах. Они мне на тот момент казались, ну, точно решаемыми. Мы говорили о том, что можно: быть разными и не прощать, если никак не прощается. Но не пилить себя за это. Может, получится в другой раз, а может – никогда. Что теперь делать. Вон, я слышала раньше на группе, историю про то, как папа бил дочь цепями по голове. Люди! Ну, как она его простит?! Живая осталась, славбох. А если нет папы у человека, как доказать, что папа не плохой от того, что он ушёл. Думаю, не докажешь. И тоже, как говорит тренер, не нужно.

Но и бичевать себя до конца жизни из-за прошлого не надо. Как вспомню, сколько раз я расстраивалась, что не могу изменить прошлое, «била себя дубиной». Чего теперь-то уж? Лена говорит, что люди невротического склада получают удовольствие от таких пинков. К этой категории относятся, например, алкоголики, которым нужно, чтобы на следующий день после пьянки, их пожурили, поругали. Но самобичевание не приводит ни к чему, только энергию жрёт. Тренер предложила спросить себя: «А зачем вам нужны эти пинки?» Отслеживать этот процесс, вообще-то, нужно. Осознавать.

 В целом, полтора года уходит на изменения. Со временем, такие укоры и тычки в свой адрес будут всё реже. А для начала, например, как предложила Елена, за любую гадость, которую ты сам сказал о себе – отдавать любому, кто рядом, десять рублей. Глядишь, как за тысячу рэ перевалит, думать начнёшь. Или, еще интересный результат, даёт упражнение на засекание времени, когда ты начал себя ругать. Забавно получается. Я попробовала упражняться. Работает.

Всё время быть положительным нельзя. Можно и расстроиться. Прожить эту эмоцию. Хочется мне иногда машину пнуть, которая припарковалась у самого входа и не пройти из-за неё ни с какой стороны. И иногда это надо сделать. Ну, так, не сильно. И высказать другому претензии, но не напрямую, а косвенно. Не личность критиковать, а поступок. Не надо так: «Ты меня уже заколебал своей тупостью!», а например: «Ты сейчас сделал …(то-то…), и во мне это вызвало ….».

А еще мне понравилась мысль про то, что не бывает такого понятия – «начать с чистого листа». И поэтому, тяжело людям начать делать что-то новое и закрепить это. Даже не потому, что привычка тянет назад, а то, что, после того, как начал делать новое, возникает непривычное состояние пустоты. Это происходит, когда мы начинаем делать что-то иначе, выходить из игр, таких, например, таких как самобичевание, и других игр, о которых здорово написано у Эрика Берна «Игры, в которые играют люди…».

Вот так стоим у доски, и  снова учимся понимать, что происходит с нами. Фото автора. 
И надо это состояние новое пережить, переждать. Потому что многое происходит иначе, появляется больше молчания, нет лишней суеты. Не сразу появляются новые люди. Нужно время, чтобы это пространство было занято. Поэтому не просто менять всё и многие соскакивают обратно. Я помню это чувство, когда я перестала выпивать и сидеть в компаниях просто так, болтаясь, разговаривая ни о чём, убивая время и жизнь. И сейчас мне ещё трудно молчать в неловких паузах, вроде как заполнять их надо. Не надо. Жизнь заполнит.

Об этом говорили мы, разбирая, вроде чужие истории, но опять столько наслаивалось и моего. Личного. О том, что стоит отойти в сторону от родителей, от сплетен и неосознанных интриг родни, о том, как важно научиться  получать удовольствие и отдыхать. О том, как просто жить. Без цели, без спешки. Быть довольной и независимой от результата.

Мне тоже трудно просто так жить. Но вдруг, после занятия пришло озарение, по поводу моей бессонницы. А может, я не могу долго уснуть потому что, мне, как и одной из участниц, кажется, что во всём должна быть польза. А когда я сплю и ни хрена не делаю, то смысл в этом какой? Нужно чтобы он был. По-моему, выходит, что сон бессмысленный процесс, что отдыхать нельзя. Даже спать надо с пользой. Но сон мне нужен для того, чтобы потом можно было делать что-то с пользой. А я, только изморив себя чтением, могу уснуть. За что же я себя наказываю, что даже не даю себе такого удовольствия, как сон. Надо подумать.

У меня сейчас столько идёт «синхронов» в жизни – это когда одно подтверждает другое, переливается в него будто. Некоторые называют это знаки. Но какие это знаки, если я столько делала, чтобы получить это. Училась, например, переждать, перетерпеть, подкопить. Писала много, читала, тихо делала шаги к тому, что хочу. И оказалось, что всё пришло вовремя. И закрутился маховик. И пошла жизнь. Не верится, но многое начинает происходить так, как хочется. Но легче это пережить с единомышленниками.

Лена рассказала, как у неё стало всё получаться, когда она начала делать всё для удовольствия, а не только по плану и ради целей. Я слушала и понимала, что я тоже хочу так жить, что я так уже и живу собственно. «Если я не увидела сегодня небо, значит - день пропустила», - сказала Лена.


А я вспомнила, что недавно писала про это в работе по теории драмы, по пьесе Михаила Себастьяна «Безымянная звезда». Вы помните, наверное, наш одноимённый фильм по этой пьесе, снятый Михаилом Козаковым. Если нет, погуглите, как говорит моя дочь. Там учитель Миро̀ю, главный герой, которого играет Игорь Костолевский, разговаривает с героиней Мо̀ной, стоя на балконе его дома ночью:

Учитель:  Вы что, никогда не смотрите на небо?
Мона:  Да нет, почему же... Иногда. Чтобы посмотреть, нет ли туч, не пойдет ли дождь.
Учитель:  (почти с отчаянием): Не пойдет ли дождь!..
Мона:  (поясняет извиняющимся тоном): Ну, чтобы знать, как одеться... Какие обуть туфли.
Учитель:  Какие обуть туфли! А на звезды... на звезды вы смотрели... их вы замечали?
Мона:  У меня не было времени.
Учитель:  Не было времени? Чем же вы занимаетесь?
Мона:  Я страшно занята.
Учитель:  Заняты чем?
Мона: И не спрашивайте. У меня просто голова кругом. Целый день ни минуты свободной.
Учитель: А вечером?
Мона: А! Вечером я занята еще больше.
Учитель: Но это ужасно! Господи, что же за жизнь вы ведете... если не нашли времени даже на то, чтобы взглянуть на Большую Медведицу? Она тысячи лет, сотни тысяч лет здесь, на небе, а вы до сих пор ни разу ее не видели?
Мона: (с почти детским удивлением): Сотни тысяч лет! Покажите мне ее.

А на следующий день, после этого разговора, Мона, встречает своего бывшего друга и рассказывает ему о небе, о звёздах. Друг говорит: "Тысячи людей живут и не смотрят на Большую Медведицу!", на что Мона, уже влюбившись в небо, отвечает: "Им только кажется, что они живут".

Вот и мне хочется жить и видеть небо. Это я могу. Вот привыкнуть к тому, что человек сказал чушь и думает, что он крутой, пока не могу. Поэтому буду продолжать ходить на группу.

Следующее занятие Группы личностного роста, которое ведёт психолог Елена Борисова16 октября, в пятницу.

Спасибо, что доверяете мне.
TEXT.RU - 100.00%