среда, 11 ноября 2015 г.

Мораль говорит - «нет», а жизнь говорит – «да»!

В этот раз на занятии тренера, психолога и руководителя Московского клуба КРОСС  Артёма Кодзокова «Как выйти из сценария и начать жить» опять было много народу. Были новенькие, те, кто не читал книги Михаила Литвака и те, кто приходил три года назад.

Когда в начале занятия участники делились результатами и вопросами, которые волнуют, было столько откровений и открытий. В том числе, моих. Я снова увидела, как хорошо, что я вернулась к очным занятиям КРОСС, потому что, вроде уровень проблем стал другой, но когда читаешь книги и заочно слушаешь аудиотренинги, упускается многое. А на занятиях - каждый раз новые открытия! Каждый раз!

В перерыве занятия. Разговор одной из участниц с тренером Московского клуба КРОСС Артёмом Кодзоковым. Фото автора.

Если меня сейчас читают те, кто не может посещать занятия клуба, и читает книги Михаила Ефимовича и его учеников, посещает тренинги онлайн и слушает аудио, это тоже хорошо, это тоже помогает выбраться из сценарного круга. Но если есть возможность, даже хотя бы понять, что это вам «на фиг не нужно» и вы подкованный человек и сами справляетесь со своими проблемами, придите хоть на одно занятие.

Только не заставляйте себя, а просто придите с желанием. Особенно, на вводное занятие, которое проводит Артём Кодзоков специально для тех, кто хочет понять, нужно ли ему это, что это за система Литвака и как это вам поможет. В этот раз такое событие будет 28 ноября. Я писала уже об этом, почитайте. Сейчас Артём ведет его четыре часа. Он чётко, ёмко, понятно и коротко рассказывает основные моменты.

Но если хотите только друзей, которые вас зовут, успокоить, мол, «да схожу-схожу, отстань» - то не надо идти. Это только мучиться будете. Я смотрю каждый раз за такими людьми, которые приходят потусить. Знаете, мне просто жалко времени своего. Они же отвлекают тех, кто пришёл проработать и себя обманывают. Конечно, не все мы сразу понимаем, что  нужно или не нужно нам, но зачем себя насиловать, если чувствуете, что пока или совсем не ваше. «Нам сложно рекламировать себя, ведь клуб КРОСС не шоколадка Сникерс. У нас надо неустанно работать над собой, менять самого себя. А это не всегда легкий и приятный процесс.  Для этого нужно прилагать усилия», - говорит Артём.

Мы на этом занятии в четверг говорили о законах жизни, о том, что бессознательные детские программы тянут нас, помимо нашей воли, пойти привычным путём. Отсюда и говорят часто, что от судьбы не уйти. Да, причем здесь судьба, если человек всё детство видел, как папа с мамой кричат друг на друга и дерутся. Что он в головушке детской унесёт? Страх таких отношений и бессознательное решение, что у него будет так же.
 
Вот так, в диалоге тренера с группой, мы и учимся поступать по-новому. Фото автора, 

Оказывается, что не только мамы и папы, но и братья с сёстрами тоже могут принести свой отпечаток на наше поведение. Тут происходит проигрывание детских стратегий поведения. Когда-то старший брат, не специально, мстил сестре, обижал её, и так получилось, что она соотнесла его поведение с поведением всех мужчин и относилась к мужчинам, уже, будучи взрослой женщиной, как к брату. С той, детской обидой.

Мы разбирали похожую ситуацию, и я вспомнила, что долго путала брата и моего мужчину. Невольно сравнивала, идеализировала брата. Теперь, когда я «сняла» брата с пьедестала, мне стало легче жить. И услышав подтверждение своих действий на занятиях, я поняла, что сделала это правильно. Ведь я и брату мешала этой своей детской преданностью и влюбленностью в него. А он всего лишь брат. И мои мужчины часто вели себя со мной, как братья. Я сама всё путала.

И, как говорит тренер, нужно выходить из своего сценария понемногу, начиная с проблемы, которая достает больше всего. Выявить по степени вредности самую-самую. Нужно её осознать, начать новое действие и всё вокруг разворачивается по-другому. Я это и сделала в прошедшие выходные. И поскольку я делала это сама, без психолога, то наделала ошибок. Потому что не умею я по этой новой дорожке ходить. Артём всегда говорит: «Психолог может подсказать вам, как сделать по-другому». И сам он действительно всегда на связи, только я начала разбираться без него.

А с чего началось у меня? На занятиях у нас много народу и невольно не всегда успеваем разобрать проблемы каждого. А я еще сама всегда ухожу в сторону, чтобы «моё» не разбирали. Да и не нужно бывает. Вон, у нас есть парень, который ходит уже больше месяца и говорит, что косвенно, услышав обсуждения других, уже слышит ответы на свои запросы. И у меня так часто бывает. В том и прелесть группового занятия. 

Но, видимо не в этот раз. С Леной Борисовой, еще одним прекрасным нашим тренером Московского клуба КРОСС, мы тоже разбирали эту мою проблему, когда я избегаю обсуждения. Я писала об этом вот здесь. И поскольку, она женщина, я к ней, почему-то потянулась быстрее. Закрыта я еще на отношения с мужчинами, даже если это психолог и друг. Тяжковато. Прости меня, Артём!

Тренер Московского клуба КРОСС Елена Борисова на одном из занятий. Фото автора.

Да, к тому же, у меня еще стоит установка внутри: «Будь сильной» и «Не будь собой», «Не делай», «Радуй других». И я скатываюсь «на дурочку», мол, ладно потом со мной, моё - не важно. Мы недавно с Леной проработали, и она вытащила на свет мои «боюськи», и я сейчас понемногу могу жить ради собственных впечатлений и учусь делать настроение стабильным, но мне тяжеловато еще за себя стоять. 

Так и я что делаю дальше? Рационализирую снова, избегаю, считаю, что моя проблема не важна. Сейчас вспоминаю, какое занятие было клёвое, в этот четверг, пятого ноября. Мы остались подольше, все были такие вдохновлённые, счастливые. Шли потом по улице, весело болтали. Один участник делился особой своей радостью, он преодолел себя, проговорил боль, которая сидела всю жизнь. Ведь эти наши установки мешают думать о том, что на самом деле  мужчины могут плакать, что они могут быть слабыми, могут не всё стерпеть.

Он на занятии немного хорохорился, подтрунивал над другими, как, мол, это не понимать своих проблем. А потом сознался, когда мы всей ватагой шли до метро, что это всё непросто и у него «будто камень с души упал». И главное, что он осознал, что он делал не так и в чём ошибался. Шёл счастливый, и мы тоже прониклись его радостью. 

Люди, смотрящие вперёд и вверх. После занятия в Московском клубе КРОСС. Фото автора.

Мы поддерживали друг друга без подколов и задних мыслей. Без напряжения. Ведь все тоже открывались по-новому. Мы встречаемся только на занятиях. Страшно доверять. Не сразу всё. А тут раскрылись все как-то. Мне даже захотелось нас счастливых сфотографировать в метро и все согласились. До сих пор смотрю на это фото и радуюсь. Вот с таким весёлым настроем я приехала домой-недомой. Это не моё жильё, потому пишу недомой.

Накануне я села описывать свой это вопрос, который мучил меня давно. Думаю, сейчас опишу и пойму, и ничего не нужно будет обсуждать с Артёмом. Помню же, о чём говорили на занятии. Мол, к проблеме подходить с трёх фронтов и всё такое. Я же умная, я в КРОССе «ого-го!», с 2010 года. Села описывать одно, а пришла к другому и свалилась в глубокую депрессуху, в которой не была, как я ушла с площадки кино. Это лет пять где-то.

Поняла вдруг, что проблема вообще не в том, в чём я думала, хотя это мне тоже не помешало бы решить. Тут всё связано было. И вообще, почему я здесь живу? И почему ТАК живу? Что у меня сейчас есть? Что я из себя представляю? Ответы были не очень хорошие. Сидела вот так и плакала. Вспоминала Лену Борисову, которая раньше, когда только пришла в КРОСС, на занятиях у Михаила Ефимовича всех переплакала. Думаю, ничего, значит, я не одна «в этом виде спорта». Так, видно, хрень и выходит. Всё путём.

Потом, в пятницу сходила в театр, на неудачный, на мой взгляд, премьерный спектакль. Там, в конце, девок в печь кидают и жгут. А зал хлопает. Где ум? Вон, на другом спектакле, «Крутом маршруте», все, молча, встают и уходят. Не аплодируя, не даря цветов. Уже много лет. И актрисы не берут, если тянут цветы. Потому что оторопь берёт и не хочется ничего. Тут не такого уровня спектакль, но если думать и смотреть, то нельзя тут хлопать. Это страшно.

Если хреново, не ходите на премьеры - идите на проверенное и то, что порадует. Фото автора.

Я против такой трактовки, и автор повести, по которой поставлен спектакль, слава богу, не дожил до такой премьеры, и, думаю, не хотел бы такой участи героиням. Ну, да не об этом. Я про таких же женщин недавно закончила писать. Это, кстати, тоже, может, навалилось или я валю сейчас всё в кучу. Но факт - то, что, что я закончила большую работу. Триста страниц почти, мне близкого личного текста. Я никогда еще не писала столько и такого. А тут закончила. И отложила пока на месяц. Еще там много редакции.

ВОщим, туваришшы, всё сошлось. Говорить ни с кем не могла и писать не хотела,  хотелось просто сидеть или бродить по улице рядом с домом, вязать и смотреть кино. Что я успешно и делала, временами отвлекаясь на рабочие моменты. Я понимала, что я живу в Москве, третьем Риме, так сказать, что тут много возможностей, а я сижу и плачу. Но это не рёв отчаяния, из меня будто старые всякие хрени, которые не сдавались, никак не хотели уходить. Или я потерялась и не знала, как теперь по-новому-то жить? Это другие слёзы, не слёзы жалости к себе.

Потом я всё же взяла ручку и села писать то, что пошло. И я обнаружила, что пишу письмо моей матери. И оно тяжелое получилось, очень тяжелое. Я его еще потом прочла два раза, второй раз ревела уже меньше, Видать и это отпускало. Не могу привести сейчас вам даже кусочки его. Сильно личное. Это потом, может, на занятии или Артёму, если решусь.

Но закончила я всё же пожеланием «спасибо, что ты родила меня» и это были самые лучшие слова в мамин адрес. Вот такие сухие несколько слов. Правда, они были мокрые от моих слёз. И потом приписала ещё: «И спать не могу, и дышать не могу, и жить не могу, а надо». Да, что-то хреново со сном и дыханием пока. Перечитываю дневники, так бывало уже, но пока не могу понять, что это.

А через несколько минут вдруг пришло письмо от Артёма Кодзокова, чтобы я «занималась только тем, что приносит спокойствие и радость и если что, он всегда на связи, и чтобы я обращалась, не стесняясь». И мне бы обратиться, так я снова не стала. Вроде, ну, что за горе у меня? Я решила написать в аккаунте «в контакте» и «фейсбуке», что просто «плохо мне чё-то и я хочу, чтобы меня обняли, не утешали, просто лайкнули или написали слово «обнимаю».

Вообще, на «фб» чуть ли не сто лайков от разных людей. Мне очень помогла эта поддержка. Кто-то писал: «чем помочь», «куда подъехать с винишком?», с разных концов мира, отправляли фотки – онлайн-поцелуи, кто-то писал, что скоро весна, рассмешил меня, кто-то «мне тоже хреново, давай обнимемся».  А когда наша актриса отправила фото с аварии, которая произошла в тот же момент, когда она ехала со съемок, и я увидела её лицо на фото и перебинтованную ногу, и она ещё меня обнимала, я поняла, что ещё больше люблю всех! 

И что это я. Но, правда, в такие моменты не надо поддержки и утешения, и особенно назидания и слов, типа "Ты же живой", "Давай, не вешай нос", "Ты чё, будь сильней" и прочую лабуду. Сделала вывод, что никому так не скажу. Тут просто надо прожить. И позволить другому сделать это. 

И потом еще были разные фотки. Одно, смешное моей любимой шестилетней племяшки, которая пришла из бани, меня вернуло к жизни больше всего. Моя сестра отправила. Она тоже запереживала, я поняла. Столько тепла было. Я отвечать не могла, а просто лайкала в ответ на слова друзей. Только позже я написала "спасибо" всем. И вот так мне очень помог интернет. Кому - война, кому - мать-родна.

Вот она моя племяшка Софийка. Пришла из бани, собралась домой и улыбается мне. Фото Алёны Телегиной.

Но ещё я поняла, что зря написала в соцсети. У людей итак проблем много, а я тут еще. Да и, главное, своих взбудоражила, начальницу Лену заставила "плясать" около меня, они распереживалась, я чую. Не надо так с близкими. Не объяснишь ведь всем, что так вот трудно сценарное перепрограммирование идёт. Как могла, в технике айкидо выкручивалась. Босс моя с юмором конечно, но всё же, я чувствовала, что она заволновалась. Позвонила мне сразу, давай помогать. Сегодня снова позвонила и говорит: «Я там положила тебе денежек, сходи, съешь что-нибудь вкусное в хорошем кафе в центре города. Побалуй себя. Я знаю, что ты со своей диетой себя заморила совсем».

Я очень ей благодарна, конечно. Я собралась и пошла. И вдохновилась, опять поверила, что всё могу. Но, выйдя из дома, попала под дождь, а у меня итак внутри мокро, да еще и ноги намокли. До этого как раз читала Элизабет Гилберт «Происхождение вещей», и там героиня как раз идет под дождем, и говорит, что ей всегда нравился дождь, он смывает ненужное.

Когда-то давно племянник Женька сказал мне, что я похожа на эту актрису Кирсти Элли. И я решила, что сейчас-то она мне и поможет в поднятии моей самооценки. Пусть это буду я и кто-то держит зонт под моим дождливым небом. Фото из открытых интернет-источников. 

И у неё как раз новый этап жизни начинается. И она решает: «Она должна была придумать план как провести оставшиеся годы своей жизни. Она не обрела покой, но, по крайней мере, решила, как поступит». Вот и я так же. Села в троллейбус и поехала, уговаривая себя выйти на остановке, которая понравится и зайти в кафе. Или может, это будет место не по ходу троллейбуса. А дальше.

Но я еле-еле доехала от - почти метро Дмитровского до Триумфальной площади и Самотёки. Это, кто не знает, минут тридцать времени до центра. Нигде так и не вышла, а вернулась назад. Вот тебе и круг по сценарию дала. Ага?! Значит, ничего нового не сделала. Правильно, потому что под давлением приняла решение. А так уже было в моей жизни. Мне самой надо решить. Моё решение нужно.

Я же анализировать начала опять. Думаю, ну это без пользы же – деньги на еду. Потрачу зря их, да и нет настроения сейчас, зачем себя насиловать. Зато, всё-таки, позволила себе зайти в универсам «Магнолия» и купить того, что хотела на тот момент. Как мне показалось.

Это был круговорот продуктов в корзине, на самом деле. Только положу мороженое. Обратно его. Много. Столько не съем. Растает. Холодильника нет. Моей любимой рыбы вкусной не было. Я даже готова была потратить двести рублей на маленький кусок. Сыр выбрала, обратно его на прилавок. Но картошки купила. Три штуки. Варёной. Селедки какой-то непонятной. Шоколадный плавленый сыр (200гр.) и так … по мелочи. Салат, две груши, яйца и три журнала. Да, одно авокадо позволила себе.

Когда пришла домой, устроила пир типа. Хотя, я не голодаю. Рыба оказалось плохой. Но зато, я смогла, не давиться и есть, как раньше, а выкинула её на фиг. Простите. И картошки я съела еле-еле полторы штуки. Я уже приучилась есть полезное и понемногу. Не лезло в меня столько. Маленькую ванночку шоколадного сыра я всё же осилила, но мне было плохо после этого обжорства.

Завтрак мой. Творог, сметана, фрукты, ягоды, ну, еще маленький кусок банана к сыру с кофе. Вместо орехов, теперь семечки очищенные ем. Всего понемногу. Вкусно и недорого. Чё они меня жалеют. Это не диета, это всем желаю. Фото автора.

И шо это было? Как говорит психолог Елена Борисова: «Это ничего не значит». Ну, покутила я вот так и шо? Могу себе позволить. Гы. Как Артём цитирует на занятиях одного из философов: «Мораль говорит - «нет», а жизнь говорит – «да». Вот так я учусь говорить себе и жизни «да». Ну, корявенько еще выходит, но ничего. Просто, тяжеловато "девочке", в которую не верили, выходить наверх. Но, уже по-другому я выхожу из депрессии. Уже нет такого страха и зависимости. И даже боль какая-то продуктивная что ли. Знаю, что справлюсь. Уверенность есть.

Насмотрелась кино, навязалась, поняла, что успею прочитать то, что нужно к весенней сессии и написать все работы. И вообще, могу всегда смотреть кино и вязать. Бабочки вон, на моей стене, которые я нарисовала недавно, радуют глаз. И еще, как Виктор Франкл говорил, когда писал про свою жизнь в концлагере, первым делом – не забывать бриться. Перевожу на женский язык – надо накраситься, да поярче. Сразу полегчает. Ну, и кофе-мофе, сыр, душ и т.д. И не геройствовать. Устала - отдохни. И не терпи, если нет сил. Не спеши. Это я себе записала в блокнот.

Один из моментов нашего занятия в прошлый четверг. Фото автора.

Да, ещё вот, 21-22 ноября приезжает Михаил Ефимович Литвак,  с семинаром "Как узнать и изменить свою судьбу". Он потом в декабре будет и потом летом только. Надо успевать. Обнимаю вас.

Спасибо, что доверяете мне.