суббота, 17 октября 2015 г.

Пятый семестр. День четвёртый.

Вообще, прошло уже пять дней учёбы. Но в заголовке, пишу, что день четвёртый, потому что пропускаю вторник. Это всегда день творческого семинара. То есть, наша общая группа разбегается по своим отдельным семинарам и к своим мастерам, на кафедру литературного творчества. Поэты – к поэтам, критики – к критикам, я ухожу на нашу кафедру прозы. Все по отдельности уже. И так - каждый вторник, поэтому, считаю его, как само собой разумеющееся, и не беру во внимание, когда описываю дни учёбы.

Солнце светило весь день. Тихо так в дворике Лита. Фото автора.
Началась пятница с пары Современного русского литературного языка – СРЛЯ, как зовем короче, кто-то СРЯ называет. Ведет профессор Елена Леонидовна Лилеева. Мы немного повторили склонение прилагательных. И я поняла, что очень часто использую приём, о котором нам рассказала педагог. Называется он синестезия. Чтобы запомнить, я его сассоциировала (это чё, новый глагол у меня?) с анестезией. Это такие забавные интересные сочетания. Типа, горький смех, сладкий звук, тяжелый мрак. Неожиданное сочетание, которое украшает усиливает текст. Вот придумайте что-нибудь сами? Например, сейчас в голову пришло - грязная любовь. Гы, вот у меня и мыыысли! Ну, зато получилось сочетать ощущение цвета и еще чего-то, не могу объяснить чего. Зато образ яркий сразу. И понятно, чё к чему.

Педагогов сегодня не хотела фотать. Устала что ли. Студенты тока. Слева направо: Ирина Шафрыгина, Ксюша Воробьёва, Полина Шаталова (отвернулась) Фото автора.

Ну, и мы перешли к глаголу! Ммма мия, все эти его: категории вида, классы, залоги, видовые пары, виды, способы образования. Ребята, я запуталась тут! Я поняла, что мне надо снова повторять самой и где-то читать подробней. У меня лекция на девяти листах, но я еле пробираюсь по ней и сейчас. Одних только продуктивных классов – пять. 

Про глаголы совершенного и несовершенного вида я поняла. Особенно легко запоминать, что глаголы совершенного вида отвечают на вопрос «что сделать?». Буква «С» в начале слов – Совершенный (вид) и Сделать (вопрос). И соответственно, глаголу несовершенного вида остается вопрос – «что делать?». Просто, без «С». Ой, я хоть понятно объяснила? Я, конечно, не первая додумалась до этого, но как-то полегче стало. 

И несовершенного вида глаголы, в основном, в описаниях используются. Вроде, несложно. И ещё, в двухвидовых глаголах, вид зависит от контекста. 

К примеру:
- Сына женю (что делаю?) – несовершенный вид
- Я женю его на себе (что сделаю?) – совершенный вид.

Но есть еще одновидовые глаголы, глаголы движения и т.д.. И уже, когда про залог начали говорить, я поняла, что я ещё тот грамматик. Трёхвидовые, двухвидовые. Ну, непонЯяятно! Закончили на фразе, которая мне понравилась: «Все колебания в науке в пользу студента!»
 
А вот вам и студент - Сергей Цевменко, на первом плане. Фото автора.
Второй парой была Русская литература второй половины 19 века. Этот предмет, еле-еле, как всегда, вёл Михаил Юрьевич Стояновский. И тут … о боги, неужели я это пишу?! Кто не пришёл вы НИЧЕГО не потеряли. Я первый раз, за время описаний лекций в институте, пишу такое. Ребята, это свинство – такое отношение к предмету. Такую-то эпоху рассказать можно. Ему всё равно, что нам читать, он делает это одинаково небрежно и нудно. И пугает государственными экзаменами. Так, гадство, как ты читаешь, мы так и расскажем. Но как доказать нам «шо так и було̀»!

- Кем вы закончили прошлый семестр? – тихо и совершенно безразлично к нам, к происходящему и к нашему ответу, спрашивает педагог.
- Некрасовым, - отвечаем мы, в надежде, что сейчас зажжёт "наш друг" своим глаголом, сердца наши.

Но он, совершенно не удивляясь, и не долго думая (он же профи, видать, переключился тумблерок внутри, вылез там в голове нужный файл), начать «ныть» про Островского и Тургенева. Как?! Как можно рассказывать про того, кто так интересно и сочно писал? Он драматург, он же  глыба! Я не очень люблю Островского, но, на месте М.Ю., я даже из жизни театра привела бы столько примеров, через игру актёров и их воспоминания, рассказать анекдотичные случаи. Замоскворечье, быт людей. Да там столько нелепостей и интересных особенностей. Ну, включись, включись, думаю. Верю в педагога, смотрю на него во все глаза, посылаю ему какие-то мысли.

Не фига! Всё в миноре, будто он с ними всеми был знаком лично и скорбит до сих пор, и будто они ушли из жизни вот, накануне. Кстати, и Тургеневу не повезло. Ему вообще не повезло. Вот фразы М.Ю.: «Другое дело, чтобы это было живо…», или «Я думаю, что я мог бы оставаться в рамках…». И они слышаться очень нелепо. Потому что то, как он говорит слово «живо» это, просто издёвка над смыслом. Потому что «оставаться в рамках» ему видимо легче.

Может, на дискотеку его пригласить.  Чё? Вот он принёс сегодня афишу о встрече с Александром Шагановым, известным поэтом-песенником. Что вообще смешно, потому что видно, что это тоже повинность для него, как и наши пары. Вешал после пары афишу о хитах, которые написал Шаганов, а сам чуть не «плачет». Ой, это еще тот персонаж М.Ю! И его не удивило, что у нас еще одна (!) только пара осталась, а у нас Чехов, Достоевский, Толстой – не охвачены.

Вы меня простите, я пыталась дать объективную оценку. Я люблю Лит, мне нравится учиться, узнавать новое, но это же невозможно сделать на занятиях  у двух таких "прекрасных педагогов", как Т.......в и С...........й. Студенты спят на лекциях, занимаются своими делами и абсолютно не вовлечены. Я всегда пишу за педагогом, не пропустила ни одной лекции с начала учёбы. А здесь … «Сказка о потерянном времени». Зачем была эта первая «неочёмная» вводная лекция? А сейчас такие классики пройдут мимо. Но если учесть то, как он их "даёт", то они итак пройдут мимо. Чего уж там. Вообще, надо где-то в интернете искать лекции про них.

В качестве бонуса за никчёмную лекцию - улыбка студентки Арсентьевой А.. Фото автора.

Когда мы сказали М.Ю, что осталась одна лекция, он пожал плечами и мило улыбаясь ушёл, с плакатом Шаганова. Вот интересно, его будут бить, он тоже будет молчать. Ой, простите, пусть у него будет всё хорошо. Просто это во мне кипит несуществующая итальянская кровь. Негодую! И, думаю, что я не одна в этом мнении.   

Надавать заданий он успел. Велено читать: у Островского – Лес, Бесприданницу, Грозу, Снегурочку и какую-то (на выбор) одну историческую пьесу; у Тургенева – Записки охотника, один два романа начала его творчества и один-два романа конца творчества и обязательно его стихи в прозе. «Хорошо бы знать цитаты!». Откуда цитаты я уже не уточняла. Звонок с лекций Стояновского – это святое! Оле-оле-оле-оле! Во дворик вперёд!

Третьей парой у меня был Немецкий язык. Это песня моей учёбы. Мало того, что педагога по немецкому, Марину Вильямовну Трубину я полюбила еще с первых лекций. Мы с ней занимались раньше один на один, в их закуточке, на кафедре иностранных языков, в нашей «Немецкой слободе», как я говорю. Это было счастье. Да и сейчас мы втроём теперь занимаемся и тоже хорошо.

Разбираем, себе, грамматику, «шпрехаем зи дёйч». Я тащусь! И в этот раз то же было. Я принесла Марине Вильямовне книгу Цвейга на немецком и буклеты из венской оперы. Надо было понять, одобрит она или нет. Стихи из буклета ей очень понравились, она дала добро на чтение и перевод, а про книгу тактично намекнула, что можно пока и отложить. Говорит, что тяжеловато еще. Я хотела ей тогда оставить, но она говорит: «Пусть у вас будет, сердце греет!»

Это мой стол рабочий, в кабинете немецкого языка. Фото автора.

А она и правда греет, как мечта, которая когда-то может осуществиться. Послушала хоть немного немецкий язык из уст педагога. Мы уже получили задания на следующую сессию и распрощались с моей любимицей. Её не будет остальные две пары – уезжает. Ну, ничего, я итак смогу к ней забегать. Я уже так делала. Она всегда рада.

Последней парой этой учебной недели и пятницы (ваще) был предмет – Исторический русский литературный язык. Вел его великий Сиромаха Виталий Григорьевич. Не знаю, почему великий? Подумалось. Просто он такой большой и умный. И добрый, по-моему. Говорили, в этот раз, про отличие литературного и не литературного естественного живого языка. Этот, не литературный язык, лингвисты называют профа̀нным. Но, как заверил на педагог, это не носит отрицательного оттенка. Просто вот так назвали бытовой язык.

Вот мы и искали различие в литературном и профаном языках. Эволюция литературного зависит от действий и фактов внешнего характера. Он более стабилен. А живая речь тяготеет к изменениям. Это как культура и природа. Культура осознает и это что-то фиксированное, развивается стуенчато, зависит от характера того, кто говорит. А живая речь, как природа,  в вечном движении, опережает литературный язык, не зависит от говорящих, что называется «понеслась, и, поди, догони».

Как только в культуре принимается что-то новое, это влияет на речь. Та культура, которая приносит большее влияние и превосходит по качеству, она производит изменения. Как Византия, Греция, которые пришли к нам и появилась азбука и т.п.. А позже у нас было много французского, английского. Мы сравнили сегодняшнее время. Вспомнили особые слова, которые мы вынуждены признать сейчас и используем, потому что признаем превосходство того или иного предмета, техники и т.п.

Говорили о том, почему литературный язык, по большому счету, сформировался, ориентируясь на московский говор, хотя столица в то время была в Питере. Потому что питерский говор к тому времени еще не был сформирован. Это 18-й век мы затронули. Еще про отрицательное и положительное отношение к иностранной лексике говорили. И В.Г. сказал, что каждые десять лет идут дискуссии о защите языка от" вмешательств извне". В Черногории, например, почти весь язык свободен от заимствований. У них например, «фонтан» - это водомёт. А это название фонтана предлагал в России еще Шишков (шишковисты и карамзинисты которые), когда тоже в своё время боролся за чистоту языка.

А вот вам студентка Анна Носова что-то читает, явно. Она же поэт, делает, что хочет. Фото автора.

Сиромаха, как всегда лоялен, и не настаивал на чистоте языка. Я тоже с ним согласна, ну, пока еще войдет в нашу речь какое-то слово вместо "ноутбук" или "компьютер", мы их по своему называет коротко «ноут» и «комп» - и спокойно, себе, без фанатизма, живём. 

Говорили о латинском языке, который для многих стран надолго был языком, который использовался везде. Сколько книг на латинском было, например, у поляков и других народов. Конечно вспоминали церковнославянский язык, который мы можем назвать нашим литературным языком того времени. И еще было интересно, когда вспоминали страны с двуязычием, трехязычием. Забавно. Заговори не на том языке и морду набьют. Так что аккуратно надо с языком. (и я сейчас не только о лекции по лекции по литературе 19го века)


Ну и что? Ну и всё. Неделю про̀жили. Или прожѝли. Блин, не стать бы сороконожкой, которая начала думать, как она ходит, запуталась и свалилась. Надо отдыхать. Всем хороших: уик-энда, выходных, отдохнюшек, няшек, нюшек, муси-пуси, трали-вали.