пятница, 16 октября 2015 г.

Пятый семестр. День третий.

Буду покороче писать, чтобы успеть хоть немного сказать.

Красота же. Широкая Большая Бронная, Пешеходная дорожка перед входом в институт, а вот справа, вдалеке, два человека стоят - один из них наш педагог по литературоведению, "старик" Антонов. Фото автора

Еще раз сегодня утром порадовалась тому, что перед ЛИТом теперь есть пешеходный переход. Я не очень понимаю,  кто распоряжается и их устанавливают, но думаю, откуда-то сверху. Приятно, что подумали о нас. 

Ура пришла, ура девчонки. Первой парой новый предмет уже известного нам с первого курса Виталия Григорьевича Сиромахи. Он перенес операцию в прошлом году и говорит с приборчиком специальным. И, дай ему жизнь, здоровья! Он молодец. Такой сложный предмет нам читает, но так он это интересно делает.  А называется наша первая пара – История русского литературного языка. Это привет от старославянского языка и исторической грамматики. Мы, конечно, их вспоминали не раз.

Прекрасный Сиромаха! Фото автора.

Говорили о мёртвых и живых языках. И это не те, на которых говорят или не говорят. А те, в которых происходят или не происходят изменения. Например, церковнославянский – мёртвый. Там уже не меняется ничего. Говорили про то, что литературный язык это не от слова "литература", а от слова litera – то есть буква. Есть человек грамотный образованный – homo literatus, и необразованный человек – homo rustikus.

Виталий Григорьевич ушёл, а слова остались. Фото автора.
Виталий Григорьевич сегодня много говорил о нормах языка. О том, что норма - это всегда процесс сознательный, что она как бы навязывается, что это «результат сознательного воздействия социума в целом или индивидуума в частности». Если сравнить с диалектом - тот живёт, как сорная трава. Нет никакой нормы у него. "Люди говорят, как птицы поют", - заметил педагог. Вспомнили так же, что у детей тоже своё восприятие языка. Они могут сказать «едьё», «подстригашка». Такие вот у них свои ассоциации с едой и парикмахерской. Что чувствуют, то и говорят.

Предмет этот непростой. Сейчас вот перечитываю конспект, и понимаю, что многое тяжело принимается. Хотя, Виталий Григорьевич интересно рассказывает. Ему самому нравится то, что он делает. Он увлечён, это видно. У меня после его лекций всегда ощущение, что я тоже могу попытаться овладеть языкознанием и ещё - он спокойно принимает полёт любых наших мыслей. Можешь предположить, высказать, он не осмеивает.

И ненавязчиво экскурс в историю даёт. Почему, например, язык начал меняться и когда. Сегодня я, работающая в культуре всю жизнь, узнала, наконец, как переводится слово «культура».
Culture – от латинского, обработка почвы. А второе значение – просвещение обработка. Мне нравится. Сейчас подумала, что культурно-просветительное училище, это неграмотное название, получается. А училище культуры, будет точнее.

И еще мне было интересно то, что когда человек уезжает в эмиграцию, то язык там застывает. То есть, важно, чтобы рядом были носители языка и побольше их, а не просто узкий круг. Чего-то я не хочу надолго уезжать из России. Хотя, фиг его знает, я не была еще нигде.

Следующей парой - Зарубежная литература 17-18 веков, вел её профессор Тарасов Борис Николаевич. Теперь я точно могу сказать, что в хит-параде на самого нудного лектора этого семестра и пожалуй всех лет обучения, победил он. Уверенно лидирует, с большим отрывом. Он всех нас ввёл в свой транс. Ну, вот же способности у человека?! Нет слов добрых. Нет. Сегодня ждала завороженных рассказов о Корнеле, Расине. Все ждали. Не дождались. Как тут не вспомнить прекрасного Станислава Бемовича Джимбинова, который читал античку. От него аж искры летят, как увлечённо рассказывает.

А тут - опять всё тоже. Приходит, как барин. Обязательно кто-то должен сгонять, принести журнал и расставить галочки – были не были. Да! У нас новшество. Сейчас строго следят за появлением на лекциях. Правда, нас, вместо 31го человека, так и ходит восемь-десять. Да по фиг! Главное, я пришла. Гы. В остальных верю, умные люди, найдут, что делать! А вообще, спасибо всем, кто со мной. И мысленно и рядом.

На зарубежке же у Тарасова опять началось: «Кто такой Сид? А Федра?». Опять с наездами, опять тихо и монотонно. Предложения длинные. Еле успела записать третью часть одного предложения. Вот она: «Чересчур педалируются те самые элементы, на которых основана позиция, которая …» Я не успела понять какие элементы, и на чем они основаны, и что за эта самая позиция. Очень длинное и заумное предложение. Ну, как пробираться сквозь него? Одну часть пока скажет, пока её поймёшь, а у же вторая пошла, а там третья.

А с виду - приятный человек и вещи говорит умные. Фото автора.

Не, я записала, почему Ришелье запретил пьесу Корнеля «Сид». Но, не успев понять, что речь шла об этой пьесе, мы, "без объявления войны", перешли к другой пьесе «Гораций». Когда это произошло? Верх нудизма (у меня, это когда нудят много). И уже объясняя пьесу «Гораций» я услышала знакомое слово: «Август». Думаю, о чём он, о ком он? Скорее в методичку. И точно, это пьеса то го же Корнеля - «Цинна, или милосердие августа»

Еле усевала понять. Одно поняла, что все эти чуваки, ну, герои пьесы, нарушали законы природы. Это уже я анализировала по психологии, слушая Б.Н., потому что иначе я спала бы, что и пытались делать некоторые мои однокурсники. И я их понимаю. Короче, еле написала пять страниц лекций, кое-как дождалась конца. С радостью достала из сумки творожок с фруктами, семечками и какао, который принесла с собой и похомячила. Заочников не кормят в столовке нашей. Вот так от. Ну и ничего, я с собой ношу.
Наши студенты меня печеньем угощали и кофе. Прорвёмся. Тем более, господина Б.Н. сегодня не будет уже.
 
Как-то нам надо отрываться. Студенты Литинститута. Ё! У нас есть полчаса до следующей пары. Фото всех нас - кто держал тел, кто нахимал, кто показывал,куда жать, кто просто верил.
Третьей парой была История Философии и вёл её уже известный нам профессор Александр Иванович Зимин. То ли после Тарасова, то ли оттого, что материал был сегодня не простой, и его было много, но было тоже тяжеловато. Но он хоть громко и чётко рассказывал. И тоже видно, что на месте человек, любит свой предмет.  

Наш философ - Александр Иванович Зимин. Фото автора.

«Называли Со̀фией, стали называть Филосо̀фией, интересно, почему?» - начал А.И. Плавно перешел к мудрецу Фалѐсу, тому, кто точно стоял у истоков философии и был во всех списках, которые находили учёные, когда уточняли, кто занимался философией. Он был одним из семи первых мудрецов. Умел считать, предсказал затмение Солнца. Но это не делало его философом. А вот то, что он озаботился тем, что же является порождением начала всего существующего, вот это и сделало его философом.

Мы говорили о Милетской школе философии, о стихиях - воде, огне, воздухе, о Космосе и хаосе. Космос – это организованная природа. Мне понравилось это утверждение. И еще то, что «Всё, что нас окружает, мы знаем, как определённое нами в результате нашего взаимодействия с ним. Если мы его не знаем, то мы его и не определяем. Исключаем из нашей жизни».

К определенности мы придем тогда, когда мы начнём упорядочивать неопределённое. Мы говорили о Гераклите, О том, что он считал, что знания в постижении того, что всё едино и что нужно уметь быть способным видеть общее состояние вещей. Еще говорили о Пифагорейской философии, о Пифагоре, о его математическом походе, об интересе к числу, о том, что ему удавалось «услышать музыку Небесных сфер».

И еще мне было интересно, что во времена Пифагора основа образования состояла из семи основных свободных искусств: арифметика, геометрия, астрономия, музыка, грамматика, риторика, диалектика. Потом говорили об Италийской школе философии. Там был Эмпедокл и элейцы. Закончили на строчках: «Сила любви и сила вражды». Продолжение в понедельник.
 
Чего-то все подустали уже. Фото автора.
Четвертой парой был Современный русский литературный язык. Вела его профессор Елена Леонидовна Лилеева. Мы продолжили разбирать раздел «Морфология», и сегодня остановились на теме «Склонение прилагательных». Ё-моё, тут склонения не такие, как в школе и вообще, падежей в научной грамматике десять, как говорит педагог! Склонения у прилагательных определяются по существительному, с которым оно сочетается. Разобрали типы склонения, категории, разряды.

Неунывающая Елена Леонидовна. Спасибо вам за то, что верите в нашу грамотность. Фото автора.

Вспомнили наши любимые склонения существительных. Что правильно говорить: помидоров, апельсинов, килограммов, и т.д.  Еще, верно сказать – я живу в Люблине, а не в Люблино, как привычней, вроде бы. Ну, если кто сейчас не понял, о чём я и что такое Люблино, ну и ладно. Для вас пример другой. Например, слово "добр" звучит более категоричней, чем слово "добрый". Так же, как "глуп", грубее, чем "глупый"И это важно, когда ты пишешь диалог, например. 

Вообще, там так много всего, в этих разрядах прилагательных. Качественные, притяжательные, относительные. И окончания не перепутать и их друг с другом. Например, "душевная рана" – это относительный разряд, а "душевный человек" – качественный. Вот как не спутать? Ой, тяжёлый сегодня день. Краткая форма прилагательного мне еще далась и хорошо, что был звонок. Я больше не могла воспринимать ничего.

И на «Психологическое айкидо» уже не пошла сегодня. В другой раз. Вообще, на этой сессии очень хочу спать. Октябрь что ли? В октябре у нас еще не бывало сессии. Пойду спать. Всем добра.