воскресенье, 23 ноября 2014 г.

Саксофон, Столыпин, ёлочки (три вечера)

Вечер первый.

Колокола у метро звонят и звонят, люди идут и идут. Туда, сюда, туда, сюда. А колокола бьют и бьют, не останавливаются, прямо "в голову" ударяют мне! О, боже, дурею! Вдруг как заорут сигналы: скорой, полиции, простых машин. И вот они все звенят вокруг меня и во мне: колокола, машины, люди. 

На Сухаревской площади. Фото автора.

СбегАю от них в первое попавшееся здание. И что слышу? Живая музыка. Саксофон. Прекрасные тянучие плывучие ноты. ООО! Хорошо, но грустно как-то. Это в парфюмерном магазине музыкант играет для тех, кто пришел купить мыло и подышать эфирными маслами. Ничего-ничего, милый, ты еще будешь играть в Карнеги-Холл, но сейчас тебя сюда, ко мне отправили. Тяни, мелодию, тяни!

Саксофон среди парфюмерии. Фото автора.

Свет, цвет на улице опять. И уже не бьют "в набат" и не орут сигналы, только машины и люди в пробках еле дышат. Но дышат ведь. Будем жить...


Вечер второй.

Вечерняя Москва. Звучит, как газета. А вообще, все сверкает, сияет.

Иду на другую сторону Садовой-Сухаревской, которая к проспекту Мира ближе. Удивительно пустое Садовое. Как-то на этой стороне улицы более официально всё и пафосно, будто далеко от жизни. Даже вход в здания где-то высоко-высоко. Ну, ладно Таможня, ну, ладно Федеральная служба исполнения наказаний. Привет, Кирилл, работающей в этой системе, ой страшно аж стало, сфотаю-ка, для него здание. Будто не боюсь. Дальше там офисы, а вот и жилые дома пошли ... 

И даже дом, где жил Марк Бернес в одном ряду с ними (о, какое счастье увидеть его) тоже строгий, большой и ... будто говорит: "Не дай бог зайдете вообще"! Хотя, некоторые дома очень милые.


Витрина красивого магазина, там прекрасные красные цвета, овечки в обнимку стоят или сидят, не помню уже.



Из перехода, прямо на меня идет дамочка, в черной шляпе с широченными полями, вся в мехах черно-бурой лисицы, но всё со вкусом - ни много, ни мало, в самый раз. Опять очередная фея проплывает мимо меня, ах!

Ёлочка, а у нас-то ёлочка на районе! Красота. И стоим мы, вместе с таким же одним дурнем романтичным и фотаем её. Гы.


Пять машин полиции подряд стоят в пробке и мигают, как гирлянды. 


А вот, в кафе Волконский, ёлочка из ярких пряников и разноцветных печенюшек. Дальше, в витрине магазина, плакат С Новым годом. Помню, как любила рисовать дома, на стекле. И мама всегда разрешала. Какое было счастье.


А вот, кстати, и вчерашние мои, ночные крокусы. А когда их рисовать, только ночью. Люблю вас!))) Берегите себя!


Вечер третий.

Гуляла и слушала аудиокнигу о Столыпине (готовлюсь к контрольной по истории). И так, оказывается, Москва подходит к этому. Идешь по переулкам, улицам, а они все про него. Кажется, что сейчас выйдет навстречу Петр Аркадьевич, пойдем с ним рядом, будем говорить о чем-нибудь. 


Думаю, о музыке. Например, он - о Мусоргском, а я, о ком нынешнем русском, ему расскажу? Об Эдуарде Артемьеве, может? Ой, вернусь обратно, в начало двадцатого века. Располагает московская архитектура к этим мечтам.
Зашла домой и скорей, как секретарь Столыпина записывать мысли из книги, чтобы не забыть.


"Не подчинять экономику политике!" - записала столыпинские слова в свою тетрадь. Буит сделно! ))) Эх, хорошо сказал. Как про сейчас. Да и вообще, у него стока мыслей толковых. Из школы почти ничего не помню. 
Люблю его. Вот так вот, туваришы.