понедельник, 17 ноября 2014 г.

А художники-то рядом

Вечер. Пятница.

Во дворе сидит бабушка на лавочке, внук лазает по дереву. Она ему кричит, что это делать не надо. До чего они договорятся, уже не знаю, ушла от них. Похоже, внук скоро огребёт.

На улице тихо, сухо и тепло. Отлично прямо.

Хоть еще застала светлое время. Оказывается, по белому свету тоже тоскуешь. 

Девушка идёт с футляром за спиной. По-любому контрабас. Такой большой чехол! Как она его несет? Худенькие ножки торчат из всего это «сооружения».

О, понеслось, русским духом пахнет, как говорит известный на Свердловской киностудии, художник по гриму, Лёля Сумская, чутко разбирающаяся в разновидностях спиртного. Эх, Лёля, сколько там нынче спирта на службу выдали? И не говори, не нать! Как мы ржали вечно в твоей гримерке! А она была не только в шикарных гримвагончиках. Бывало, что и на улице ты актрисам кудри завивала, прямо на дороге, хер знает где. А у собачьей будки сидели, помнишь? Мы еще решили, что работа у нас собачья. Обнимаю тебя, красопета моя! Кто увидит Лёлю, зачитайте там ей моё письмишко, обнимите за меня.

Вот мужичок равняет руками глину у стены театра, а кто-то у другой стены изучает афишу. И вот, что интересно, кто театр строил, не пойдет в него. Вот почему так? Потому что ему некогда, он дальше пошёл строить.  Нам делать не хрен, мы стихи пишем, по театрам шастаем. А вообще, может, мужичок этот придет с работы и будет рисовать на ватмане. Чё это я.

О! Банки, нет кастрюли кофе и чая! Смотрят на меня с витрины кафе.

Здравствуй, Малый Головин, здравствуй дом, где жил мой друг Чехов. Это было еще вначале его творческого пути, всё больше докторИл тогда. «Лечу и лечу. Каждый день приходится тратить на извозчика больше рубля. Купил я новую мебель, завел хорошее пианино, держу двух слуг, даю маленькие музыкальные вечерки, на которых поют и играют». Кусочек из письма его. А теперь тут какое-то офисное холодное здание и только маленькая табличка говорит о том, что он здесь жил в 1881-1885 годах. Сфотала окно. Антон Палыч явно смотрел из него, по крыльцу этому ходил, на эти стены опирался.


Магазин для художников, а напротив музей народной графики, надо будет сгонять туда как-нить. 

Вот он музей народной графики. Фото автора.
Пока – в магаз. Сколько тут всего красивого, но он какой-то неживой. Ох и цены, разведала, пойду дальше.


Вот это тачка в чеховском переулке. Да ... этот извозчик сейчас тоже побольше рубля возьмет.


Так не хочу идти на шумные бульвары, прошлындаю по Костянскому переулку и по Уланскому. Парень стоит, пьет пиво и курит. Спрятался. Стыдно ему или видеть никого не хочет.

О, школа окружена забором, будочка охраны стоит, так и хочется понять, что за объект. Видимо, по тому, что центр, так её охраняют. Не, ну реально, как спецобъект.

Гостиница «Уланская». Туда не хочется и не манит. И на фиг написала даже про неё.

Здравствуй, проспект Сахарова, и вот я уже на другой его стороне. Всё дворы перекрыты, забиты, закрыты - нигде не пройти, приходится вернуться на бульвары.

- Ой, я уже оттуда ушла, можешь оставить её в верхнем ящике стола, меня отпустили, я уже не вернусь, - вещает в телефон светловолосая худенькая девушка, на высоченных каблуках. Устала, идет с работы. Да, сними ты эти ходули, ну, реально, легче же зашагаешь!

Опять банк ВТБ 24, сто метров длинной, измерила шагами специально, уф, главный офис что ли?

Ювелирный салон, национальный банк «Траст», стоит машина «Торты и выпечка на заказ», кафе «Кружка», киоск Пресса, копицентр "Маякопия", тут же свадебный салон почти в подвале,  машин гора, не в тему припаркованных. Всякой херни. 


Перехожу улицу не на переходе. Это для часа пик и центра нормально. Ой, какой же это переулок-то, он мне так нравится ещё, ну, параллельно Чистопрудному идет, ну, как его?! Долбанный склероз, я же тут ходила уже. Там сейчас еще рыцарь на доме будет. А, Гусятников, милый Гусятников!

Вот территория посольства Швейцарии, вся в стройке и колючей проволоке, а по ней ток! От мух что ли? Да почему же, я бы тоже туда пролезла. Я бы и в Швейцарию сгоняла. А вот мне раньше казалось, что если ты в посольство зашел, ты уже в стране сразу очутился. 

О, домик, мой любимый старенький одноэтажный домик, там горит свет! Снесут они тебя скоро, ей бог, снесут.

Еще летом там была. Сейчас там такая темень, не получилась фотка. Фото автора. 
Женщина прошла, песенки поет, наш человек! Темнота такая, а она идёт, поёт.

А вот и рыцарь на доме, привет тебе, красавец. Просто на доме такой рыцарь себе завис. Сегодня как раз этимологию слова "рыцарь" разбирала по контрольной по современному русскому.


Еще один магазин для художников, арт-маркет «Красный карандаш», а схожу-ка тоже, пошла уже такая мазута, надо идти. А, я тут тоже была, ээээ. Сколько же всякой красоты: слоник деревянный, головы античных дев, дядечка краску выбирает долго и разговаривает по телефону, переводит кому-то двенадцать тысяч, коричневые пастельные  карандаши с название "Соус", краски, кисточки, парни в красных фартуках.


- А вам колонок троечка на короткой или на длинной? – кто-то спрашивает кого-то.

Не, тут хоть простой карандаш, да тянет купить. Увидела количество простых карандашей, охренеть!


- А вам для графики подобрать? – а это уже меня парень-продавец спросил.
- Я даже не знаю, это графика называется, да? Карандашами рисовать? 
- Ну, да.

Посоветовал, взяла ведь. И бумагу для черчения, и точилку, и карандаш, простой, большой, мягкий. И карандаши акварельные. И книгу про то, как рисовать цветы. Неча выпендриваться. Я же люблю цветы? Люблю, вот и начну с них. Надо с того, что полегче. Айвазовский, Рембранд, Гоген им! Подумаешь. Цветы я буду рисовать, цветы!


Пошла обратно. В посольстве Казахстана огоньки, там явно еще есть гостиница. Вот этот номер точно для тех, кто приезжает. Уютненько. А это, наверное, кухня. Все чисто, посуда перевернута, аккуратно сложена, ножики лезвиями вверх. Ого. Как в операционной. А чё там ножики вверх? Не помню.

Казахстан напротив Швейцарии. Когда они еще вот так тесно пересекутся в жизни. А интересно. они вообще заходят друг к другу, чаёек там попить или моя твоя не понимай? Но вот на углу швейцарского посольства стоит кучка мужичков, выглядят они, как пленные немцы, после Второй Мировой. Чё они тут делают. А может это казахи? Пришли на чай, а там пока ток отключают из проводов, пока то сё.

Ой, какой хороший Гусятников! А может это от того, что стемнело или от того, что я позволила себе свою мечту исполнить – купить что в магазине художников. Не, ну Садовая-Черногрязская хоть и потемнеет, ни хера так не хороша.

А! Это что за испанская лавка, а там, на стене нарисован бекон огромный, с прожилками, бокал вина. Так и тянет зайти, там по-моему не только кафе, а еще и магазин. Но, "испанские" парни вкручивают лампочки на входе. Ладно, в другой раз.

А еще мне нравится, идешь по этим милым старым переулкам, домики маленькие такие, и, бац, подъездик невзначай, и люди там живут, и шторки красивые, и потолки с лепниной. Жизнь идёёт.

А, ручки-то уже мерзнут. Ошибка была снять перчатки. Наде-вай. Переходим на другую сторону Мясницкой. Самса – сорок пять рэ, булочка «Веснушка» с заварным кремом и изюмом (во ввернули название) - тридцать пять рэ. Какой милый киоск с едой напротив киоска с прессой. В этот раз выбрала фото еды, хотя и вредной. Смотрю на неё теперь, как на музейный экспонат.


А вот эту часть перехода когда-нибудь, сука, отремонтируют? Четыре месяца за ними наблюдаю – никакого движения.

Ох, как интересно трепятся две женщины сзади меня, и чё им не по пути со мной? Мне неохота идти в их сторону, поздновато уже. Прощайте, деваньки, вы уж разберитесь там сами.

Иду посвистываю. Селивёрстов переулок. Студия прически Владислава ЛисовцаТак вот ты где? А мне-то что, собственно? Я не его фанат. Ну, полон его салон недоделанных женских голов, кто в полотенцах, кто в краске, кого стригут. И что? Как что, только поняла. Кризиса нет. Если салон Лисовца полон, деньги у народа есть. Да здравствует красота!

А на Сретенке красоту огоньками выложили в небе, ну растяжки небольшие такие через улицу. Когда они успели?! Душа радуется.


Опять этот магазин, в котором бананы за семьдесят рублей и вообще всё дорогое. И такой он неуютный. Вот он, наверное, только иностранному туристу будет в радость. А может и наоборот, они же не дураки. Почему нет путних продуктовых магазинов в центре. О, да я конкретно ворчу сегодня!


Опять бар «Крейзи» орёт на всю улицу музыкой. А какие надписи у них, оказывается, на окнах: «Порви ночь, отключи мозги, в каждой девчонке своя крейзинка». Да, с этим по-моему у них все ок.


На скамейке, у дома, сидит парень, я его зовут Серёжа, он немного не такой, как всё, но мне он кажется нормальным. Поет чё-то, говорит сам с собой, ну, почти как я.

Всё, конечная, я пришла к своему нынешнему дому.