среда, 15 июля 2015 г.

Житие одной жертвы

Я – жертва и беспомощная личность. Никто никогда не сознается в этом сразу. Если и сознается, то про себя или тяжело будет доходит понимание. И, главное, что с этим делать-то. Вроде комфортно с этим, срослась, привыкла.

Вы простите, статья ни хрена не лёгкая. Вы лучше сразу не читайте. Это, правда, не для всех. Я не лукавлю. Но если кто-то пережил состояние жертвы, кто-то боится радоваться, кому-то бывает очень херово, и кто частенько себя наказывает – милости прошу.

Я считала, что я позитивнейший добрый человек. По сути-то, да. Ведь родилась я изначально с этим, с добром к миру, к себе, людям.  Что потом? Наслоилось, накопилось. И я приняла это всё негативное бессознательно, то есть не понимая даже, и оно вошло в меня и уже, кажется, ничего ведь от этого такого, я же не ною сильно. Ною, оказывается! Еще как. Это я заметила, когда услышала окружающих меня людей и как я к ним отношусь.

Сейчас, после пяти лет работы, прорабатывания и анализируя ситуации, при постоянном ведение дневника, общении с психологами, читая нужные книги, слушая семинары КРОССа, я опять откатилась назад и поняла, что я - жертва. Особенно это стало яснее и чётче, когда я решила не ехать в Санкт-Петербург. Раньше еще, я договорилась с людьми, нашла квартиру в центре, всё шло прекрасно. И туда ехали с Урала, на машине, моя дочь и сестра с семьей, которых я не видела два года, а Питер – ни разу.

Как я могла отказаться от этого мирного сидения на "финских хладных скалах". Фото Елизаветы Королёвой.
Но я поняла, что у нас разные ожидания к качеству квартиры. Сестра моя сказала, что мужу, может, не понравится, что он развернётся и уйдёт. (Это конечно, она подсознательно защищалась, немножко не веря мне, не специально). И они были готовы потратить вдвое больше, но за условия.
Я же знала, что моя питерская подруга, которая помогала мне в Питере с жильем, живет отлично,  я только детали не знала. Вкусы у нее отменные, я верила ей и понимала, что она мне предлагает лучшее. Но не могла отстоять своё мнение (это тоже состояние жертвы), повелась на авторитетное мнение младшей сестры, на то, что она мне не очень поверила в тот момент и не доверила, что жилье подруги может быть хорошим. Она имела право не доверять. Я была готова спать на полу, а они хотели апартаменты.

И я сделала выбор. Наказать себя. Не ехать. Я не хотела больше огорчений, я решила, что лучше избежать их, чем ехать и что-то доказывать кому-то в пустоту. Но я поняла еще одну свою ошибку, поняла, почему я опять убегаю. Избегание, это один из тупых способов психологической защиты. Потом избегание в такую мощную жертву выливается. Еще хуже будет.

Так вот, недавно у Натальи Епифанцевой слушала тренинг по логике, про конфликты и ссоры. Я поняла, что конфликт – это умение договариваться, а ссора – это всё, без вариантов, ругачка просто и обиды. И я решила научиться правильно конфликтовать, то есть договариваться. Но важен с собой договор, прежде всего. Я попыталась сделать это. Ведь, как к себе отношусь, так и к другим.

Что же такое происходит, когда в самый важный момент, а особенно, когда я хочу радоваться, я наказываю себя? Постоянно. Это родительские установки, я знаю. Радуешься – будешь реветь. Смотри мне! Но уже много раз писала, не виню родителей, они как могли так и воспитали Спасибо за жизнь! Хватит уже и в этом быть жертвой. Чё за детсад, опять «мама» кричу?!  И сразу сваливаю в это состояние негатива, нахожу безвыходность, и подтверждение этому? И иду этим лёгким путем – нытья, наказания всех и себя, поиском вины. 

Подсознательно и глубоко это всё сидит и срабатывает тогда, когда ты и не ждешь. И понимаю, что выход есть, но часто создаю тупик. Сама.

А как это я бы не прокатилась на кораблике по Неве рядом с любимой доченькой и с племяшками. Фото Елизаветы Королёвой.
Я тогда наревелась от решения не ехать, сидела и выла. Давно так не ревела. Наказывала себя сама. Не везла себя в город мечты и навстречу с хорошим. Готова была сдать билеты, позвонила в кассу, всё это было бы возможно. Но зачем я наказывала свою дочь? Себя? Девчонок-племянниц, сестру, зятя? Как объяснить маленькой Софийке, что я не поехала из-за того, что меня сожрало моё состояние жертвы? И тут важно не начать плакаться и выговаривать всё это НЕединомышленникам. Потому что они сразу находятся и начинают (сама их и нахожу) включать псевдопомощь и мощный обсёр того, что ты сам вдруг начал обругивать - город, действия, близких. А как потом стыдно за эти плохие мысли и дела?

Я, из последних сил, ейбох, вспомнив слова Михаила Ефимовича, начала прямо по слогам, сочинять моему любимому психологу, Галине Китаевой, вопрос. Почему я загоняю себя в жертву и что с этим делать? Благо, я была готова к ответу и знала некоторые моменты ответа. Я хоть приняла его. И просто начала, нехотя отматывать назад свою эмоцию. Делать, как она сказала. Вот ссылка на её ответ, который мне очень помог.

Я поняла, что у меня самое тяжелое в этом списке - открываться людям. Это мне-то, добрейшей и милейшей Анжелике. А вот и да! Состояние «Они» и «Вы» - в минусе! А значит, что – херачь, Анжелика, к людям. И я пошла. Позвонила дочери, сестре. Поговорили. Спасибо им, что они поняли меня. Свела сестру напрямую с питерской подругой, они поговорили о квартире.

Мы, правда, еще не сделали одну вещь, надо было фотки у них попросить. Ну, то есть, максимально прояснять ситуацию. Из-за этого мне пришлось потом, с тяжеленной сумкой, в разных районах Питера гулять. Тоже еще надо же было пострадать же. Хихи. А так, я могла бы взять уже и заехать в оплаченную квартиру и ходить себе налегке. Страдалица. Недоверие! Это не проговорила с сестрой. Боялась отказа.

Нормальная такая моя сестра Алёнка. Чего её бояться. Фото Снежаны Телегиной.
Ну, то есть загоняла себя в жертву. И оно это состояние везде и во всём. Как волна катит и катит. На тебя, а ты - на других. И остановки нет. Если не устать от этого и не начать осознавать. Как уже поняли, в Питер я съездила, всё было прекрасно. Не представляю, если бы я не сделал этого. Не представляю. Это отдельный рассказ. Квартира оказалась шикарной, как и сама поездка. Но стоило это мне столько надуманных страданий. И знаете, я так всю жизнь жила. У нас дома праздник или общий сбор – это крики. Всегда. И тут я думала, будет так же. А ведь срабатывает утверждение Михаила Ефимовича о том, что если кто-то один в конфликте ведет себя правильно, ссоры не будет. Так и вышло.

Мне помогали все, и я тоже начала себе помогать. Я училась говорить «нет», и если не могла, мне давали шанс сделать по-своему и получать неодобрения. Это же тоже ответ. Теперь я отслеживаю состояние жертвы и прибеднения. Отматываю назад, нахожу новое решение и иду по своему топкому болоту. И - ёпрст, у меня получается по нему проходить. Не сразу, но получается. Я просто в течение дня ловлю, где не комфортно, а потом прописываю. Ой, этот трюк тоже, ребзя, не для всех. Просьба не повторять! Гы.

Вот, к примеру, моё прошлое воскресенье. Не хотела идти в Пушкинский музей. Наказываю, типа, себя опять, ною, денег жалко на проезд, музей-то бесплатный, и вообще, не заслужила радости. Потом, уже в музее, жалко было тратить деньги на обложку с любимыми «Красными рыбками» Матисса, на ягоды свежие в «Избёнке» (разрешила себе поехать и купила, что хотела). Жарко оделась, кроссовки не те (а, поди, угадай эту погоду, зато одета, а не раздета), не взяла воды с собой (ну, и не взяла да и не хотела потом пить), иду 15 минут пешком до метро, экономлю (зато спорт).

Вот они, милые "Красные рыбки" Анри Матисса. Фото из интернет-источника.
А потом уже не ныла, когда есть захотела, потому что взяла бутерброд с собой. Перекусила. Тут, молодец, позаботилась о себе. Приняла заранее верное решение, вспомнила.  Всё потому, что отслеживаю, осознаю, прописываю. В мозг закладывается. Вот она где работа над собой. Я не хвалюсь, я просто понимаю теперь работу перемены в сознании.

Дальше, мне нужно было отправить четырех актеров на съёмки и двоих на кастинг. Иду и на ходу, пишу смс, матерюсь уже про себя, устала, в буквы не попадаю, злюсь. Такое было, когда я входила в прелестный Петергоф и к любимейшему Финскому заливу, а актёр отчебучил ситуацию, за которую убить хотелось. Пришлось час потратить на "разборки с Москвой". Я шла и общалась тогда, решая его проблемы. И я понимала, что я шла по красоте и не принимала её. Наказывая себя, тем самым. Опять наказывая.

Потом решила, разрулив задачу, и получив поддержку сестры, хоть на час отвлечься и насладиться морем. А, в ситуации с воскресным музеем, остановиться, сесть хоть куда-то и ответить. Всё получилось, заодно сфотала актеру музей и говорю, чтобы поискал текст на почте сам, потому что я отправляла ему вчера. Я в музее, пишу ему, смотри какая красота. Успокоилась, отредактировала смс холодным жестом. Сделала то, что не сделала в Петергофе. Ответы-то все рядом. Он понял, что перегнул, «отпустил» меня. Остальное решила спокойно, но немного жалела себя, что в выходные опять наплыв работы. А потом всё же, радовалась, досматривала фламандскую живопись, тащилась от шедевров и понимала, что я счастливый же человек!

День идет дальше. Вечер. Мне звонят. А я не беру трубку. А это родные люди. Но сил нет. Стоп! Опять жертва. Я спокойно передумываю мысль, пишу смс, что я вас люблю, но сил отвечать, нет, поймите. Понимают. Тихо горжусь собой. Всё лучше получается выползать из негатива. Далее, чувствую вины много, не так сказала, не так написала, зачем расхвасталась «в контакте», и всё же зря купила себе обложку – стыдно. Решаю отматывать. Говорю, что я себя люблю и могу себе позволить радость за 150 рэ.

Ох, нелегкая это работа из болота тащить бегемота!

К вечеру накрывает новая волна прибеднения. Живу в общаге, сучанские тараканы везде, кухня далеко и общая, душ одной струёй, умывалка далеко, кто меня окружает вообще полдня, я не хочу так жить! Бедная я несчастная. Денег мало получаю. Это в Москве-то! Кому скажи! Не печатают меня там, где хочу, родные не читают мои тексты. И они вообще мало читают и им похрен, чё я делаю. Живу не там и не с теми, и плюс тоска по Питеру подкралась.

Это что получается, что я хочу обратить внимание на себя плохим поступком? Вот так и в детстве. Да хоть когда. Я поняла, почему люди в тюрьму попадают. Вот где мощнейшие жертвы. Неумение общаться. Только негатив и не думание башкой, наказывают вроде других, а получается - себя. Сильно много детской потребительской позиции.

И даже мелкие раны, ушибы, стукание обо что-то, спешка, это тоже состояние, когда подсознательно хочешь наказать себя и обратить внимание, вместо того, чтобы попросить о помощи. Вредишь себе в первую очередь, а злишься на всех и на мир. И сплетни, наговоры, обсуждения и осуждения людей из этой же оперы. 

И когда терпишь, терпишь, терпишь, это тоже жертва. Лучше сразу сделать, что хочешь, чтобы потом это избегание не обернулось боком. Я вот могу терпеть, ни есть, ни пить, а потом каак взорваться. А иногда, надо-то стакан воды, но во время. И передохнуть. Или понять, чего и зачем ты терпишь. Я вот поняла, что загоняю себя терпёжкой этой в жертву. Потом - срыв.

Что же никто не видит, что мне плохо и что я хочу чего-то? Не может догадаться никто? Посмотри вокруг. Ты не один. Действительно, и терпеть надо уметь и знать когда и что ты перетерпливаешь. Вон, в Питере такая, я считаю, в большинстве тех, с кем я встретилась, верная степень терпения. Они пропускают всех, подсказывают, откликаются, уговаривают. Спокойно. С сознанием. Им в сравнении с блокадой и наводнением, всё в радость, видать. Пожили люди.

Фото из интернет-источника.
Тревога и желание накрутить себя и попасть в безысходность тоже из жертвы же. Потому что не привыкла ведь я, например, к другому сценарию. Вот она, череда маленьких унижений, незаметных, казалось бы. Я уж не говорю о том, когда спасаешь, помогаешь, когда не просят и себе во вред. Ждешь «спасибо», а не просили. Избавитель, хренов! Чего ждешь? Хочется радости, но через страдание. Тогда конечно, тогда спасай.

И у Достоевского всё про это. Но многие циклятся на другом Достоевском, вроде как он про жертвы писал, про то, что так вот и живем хреново. А что делать? Но Фёдор Михайлович как раз давал выход и он очень светлый и относился к миру, как мне показалось после прочтения его книг, с большой любовью. Он как раз выписывал наши страдания, будто свободу нам давал. Мол, ну смотрите, можно же иначе жить.

"Дорогой Достоевский, прости нас за то, что мы любим свободу от боли больше, чем свободу", - написано на одной из стен в нашем общежитии. Фото из интернет-источника.

Это как в песне Елены Камбуровой поется: «Две вечных дороги – любовь и разлука не ходят одна без другой …». Верно всё, только не надо концентрироваться на одной разлуке. И она не вечна. Встреча наступает. Вот о чем надо думать, цели ставить, находить добро это, любовь находить. И будет получаться. У других же получается.

Я прописала свой воскресный день в дневник. И это только один день, когда  отслеживала себя, какие жертвы делала. Я специально пишу детали. Я ужаснулась от них! Мне тошно от себя самой стало. Да всё нормально, да отдам я долги, не всегда мне жить на койко-месте в общаге и вообще, спасибо, что живу. Тараканов выведем, главное, крыша над головой есть, рядом такие же писаки живут и песенки поют. Тоже куку, как я. Ну, нет у меня пока домика у озера. Будет.

Писать успеваю, на работу не езжу к восьми часам утра. Коллеги - актеры, режиссеры, киношники. Весёлые. С боссом - понимание. Да, мечта - жизнь-то. В Питере была! Дочь и всех близких увидела, обняла. А читать еще будут меня, вон, Николая Коляду журнал «Урал» не принимал, в котором он потом редактором был. И он, кстати, у нас в ЛИТе учился, и книгу мне его привезли с Урала. Небольшой круг читателей у меня есть, мои родные читали "Верку" и то, что я в газете писала. Стену "в контакте" читают, опять же. А сегодня мастер наш, с семинара прозы, написал мне, что вышел наш институтский альманах "Тверской бульвар", с моей киноповестью «Ничья жена». Ура!

Всё это я сделала, чего добилась я начинала с небольшого шага, понемногу, потихоньку. Значит, и смогу дальше делать. Потому что, «я жив и я на воле», как говорил мой любимый Сергей Довлатов, возле дома которого я была недавно и кайфовала, глядя на его дворик.

А вот и он, довлатовский двор в Питере, на улице Рубинштейна. Фото Анжелики Королевой.
Счастье-то рядом. И не надо терпеть и доводить себя до обязательного несчастья. А если уж довела, остановись, осознай, передумай, сделай по-новому, по-хорошему, иди к единомышленникам, хвали себя, дари себе подарки. Даже если это просто вкусный обед или тарелка лесных ягод! Даже если не сейчас, то позже, и не так много, как хотелось. Немного - тоже кайф! Это уже начало нового. Только самому себе давать помощь, не ждать никого и не винить никого. И быть готовым к тому, что до хрена кому это не понравится и тебе могут говорить «нет» и отказывать. Выход есть всегда. Даже у пищи два выхода, простите.

Я еще жертва, но я знаю, как не быть ей. Так что, спасибо всем, и недавно прочитанному мною Владимиру Короленко с его «Слепым музыкантом». Вот где борьба беспомощной личности идёт. Но он слепой был, а смог победить это состояние и жить с ним! Выход есть. И я право имею, и Фёдор Михалыч Достоевский, тоже писал о праве на выбор. На выбор - не страдать. И спокойно, главное, без диких воплей, знаете ли. Я - латышка! Нет, я – эстонка, я лито̀вка. Видели бы вы нашего лито̀вского актера Арнаса Федаравичуса. Вот это спокойствие!

А то, что денег у меня сейчас немного, ничего, на еду и одежду хватает. А дальше, будет видно. Занимаюсь любимым делом, развиваюсь, двигаюсь, значит, уже есть рост. Оттачиваю свои профессиональные навыки. И денежный рост произойдет, непременно. Как говорит Михаил Литвак "Счастье, успех и деньги - побочный продукт правильно организованной деятельности".  Вот я и буду продолжать эту деятельность. А то всё мотаюсь по стране, ищу где лучше. Да не будет, не найду. Вот она точка. Приехали. Отсюда и надо шагать. Здесь искать и здесь находить!

И к счастью еще надо быть готовой. Я теперь это точно поняла. Вот и принимаю его понемногу. Чтобы не ошалеть, чтобы принять, как следует, прочувствовать, осознать, насладиться уже наверняка.

Спасибо вам, что читаете.  
TEXT.RU - 100.00%