вторник, 28 июля 2015 г.

"Мы с великим городом, седина нам в бороды, праздник отмечаем ВМФ"!

Брюк клёш, да ещё и белых, у меня не былою Но тельняшка была. Решила, что пойду по городу искать моряков и поздравлять их. Мой однокурсник, Лёша Шурупов, моряк-балтиец, а ещё и поэт, сказал про ВДНХ и парк Горького.
Уточнила у него накануне и он подсказал, что в Северном Тушино будет ещё и концерт. Очень хотелось морских песен, да к тому же, там хоть Москва-река течёт. Моряк на суше, конечно, тоже не дешёвка, но пусть будет вода. И вот я в джинсѐ и тельнике пошла в поход.

На вахте у нас в общаге, как оказалось, у Игоря охранника, папа служил на флоте, черноморец. Поздравила его. И хоть папы уже нет в живых, мы решили, что морская душа всегда живая. Иду по улице, а сердце трепещет, как у юнги какого-то или моряка, который отслужил лет пять на флоте. Хорошо так внутри, душа нараспашку. Иду, глазею по сторонам – наших нет. Я уже себя автоматом зачислила в моряки. С детства справляю этот праздник. Помню, маленькую месячную дочь одевала в свою тельняшку и несла к деду, мы с ней, типа, вместе пели песню ему и поздравляли.

И сегодня было последнее воскресенье июля, и я хотела к морю, но только выйдя на Сходненской, увидела знакомую черную бескозырку, а потом и самого моряка, пошла было в его сторону, но тот зарулил в магазин. Имеет право. Иду дальше, по Химкинскому бульвару, в сторону улицы Свободы и прямо на меня выруливают три моряка. Молоденькие. Я к ним:

- Парни, с праздником, а можно с вами сфотографироваться, у меня папа на подводном флоте четыре года служил.
- Спасибо. Да без вопросов.


И тут девчонки, которые шли за мной помогли, сфотографировали нас. Настроение поднимается. Иду дальше. На другой стороне бульвара, по красивой берёзовой аллее идет капитан, как я его условно назвала. Ну, явно старший по званию, три звезды у него потом увидела на погонах. Перебегаю к нему.

- С праздником вас! А можно с вами сфотографироваться? У меня папа служил.
Смущась, соглашается легко.
- А кто нас щелкнет-то? – говорит он, и на аллее правда никого.
- Да вот я сама, - и делаю три фотки-селфи.


Он поздравляет папу, я - его, довольные расходимся. Иду дальше, реку уже вижу, мимо, вдалеке, снова капитан какой-то с супругой прошли. Подхожу к парку, уже знакомому по дню рождения папы. Я туда приходила в марте и по скайпу ему показывала его лодку, которая там стоит. Везде, вдоль тропинки флажки, в форме крыла чайки,, красиво так. И написано на них, что сегодня 26 июля - день Военно-морского флота. И еще флаги на фонарях. И тут уже вид на реку, корабли, морская форма, моряки с флагами навстречу. А кто-то уже шашлыки жарит в глубине парка. Устроители в морской одежде тоже ходят.



Рядом машина «Офицеры России». Мне сказали, что они организаторы праздника. Вообще, и растяжки большие о празднике, и подводная лодка, и лица радостные, и нет тут пьяных. Я хочу сказать, что на день ВМФ я никогда не видела выпендривающихся «воюющих» моряков. Они, если и напились, тихо бузят со своими или стоят, приходят в себя, в легкой или тяжелой своей пьяной медитации. Сами-сами, что называется.

Возвращаюсь к празднику. Прямо на меня, с большим советским морским флагом (с красной звездой и серпом и молотом), шел, ну ей бох, «седой боевой капитан», усатый, с блестящим кортиком, рядом супруга, которая тоже была в тельняшке. Я к нему.

- Ой, с праздником, а можно с вами?
- Конечно! И даже голову можно на плечо положить, - такой свой он, будто я его родня.


Смеёмся, они тоже поздравляют моего папу, а жена его, оказывается, служила вместе с мужем, на Черноморском флоте - 35 лет что ли, малёха совру, но где-то так. Приятные. Я вообще счастливая иду. Всех, кто идет навстречу в морской форме или просто в тельняшке, поздравляю. Один моряк сурово так ответил, остальные все довольные, приятные, говорят «спасибо», поздравляют в ответ.

Двое старослужащих идут вместе, ну, вот они - точно почти папин призыв, подхожу, здороваюсь, оказывается, что один из них ходил на атомной подводной лодке, на Северном флоте, в Гаджиево, он 58-62 года призыва. И у него такие же значки, как у папы. Ой, они меня не отпускают, обнимаемся с ними, нафотались. А еще и спели: «На пирсе тихо в час ночной, тебе известно лишь одной, когда усталая подлодка из глубины идет домой». Я пела от души, мужички тоже. И неизвестно, кому из нас было лучше на душе и теплее. По-моему, мне!


Потом неожиданно вижу моряка Северного флота, прямо в бескозырке с надписью «Северный флот». Это моя мечта! Поздравляю его тоже, говорю о папе снова, он такой приятный, тоже с компанией. С удовольствием фотографируется. Оказался с корабля «Петр Первый». 


Попросила сфотографироваться в его бескозырке, боялась, что откажет. Разрешил с радостью. У меня столько счастья было! Похоже, это мои маленькие радости и «ребёнок-Анжелика» так шалила и балдела. А на внутренней стороне бескозырки нарисован портрет девушки, разноцветный. Гы.


Потом шла по набережной, смотрела на флаги, на проходящих мимо и улыбалась и внимала настроению, разглядывала корабли на реке, баржу «Волга Дон». Она стояла там. А на скейтах по воде гоняли люди. Я не знаю, как это называется, но они на этих досках по воде летали, держась за спец.канаты какие-то. Дальше шёл пляж, Прямо загорали люди, купались себе спокойно. И надо сказать, что погода стояла прекрасная. Впервые за месяц было жаркое настоящее лето.


Я всё фоталась, уже просто было спрашивать и легко. Все соглашались. Мужчина, моряк, после того, как сфотался, говорит своей девушке, которая нас снимала, тихо так, когда мы отошли: «Ты смотри, я знаменитость», смеется. А до меня к нему еще девушка напросилась на фото. 


На лавочке сидела мама и два сына в морской форме. Парни уплетали макароны по-флотски. Когда я попросила их сфотографировать, решили, что уберут еду. Эх, жаль, как раз и было классно, что они лопают вот так себе спокойненько. Ну, ничего, чужое желание надо уважать. Тем более моряцкое.


Потом я вышла к фонтанчику, в форме корабля. Такой классный. А еще увидела пилотки морские и флажки. Купила и то, и другое советского образца. Счастья – полные штаны. Тут же надела на макушку и опять давай фотаться с командующим составом, который стоял поблизости. Продавщица нас и запечатлела. Офицер этот пожелал мне: «Семь футов под килем!»


И мне показалось, что я теперь точно моряк. Шла-шла и очутилась в другом парке, у сцены, где играл оркестр. И там тоже моряки. С удовольствием пела и приплясывала. Поговорила с моряком, тоже подводником. Он там был с внуком, женой. Говорит, что пятый год уже тут, в Тушино и ему нравится. Внук его маршировал под музыку рядом. Узнала, что еще «наши» собираются на Кантемировской. Надо будет проверить. Но я поняла, что теперь хочу приходить в Тушино каждый год.


Здесь спокойно, без разных эксцессов, все друг другу улыбаются, поздравляют. Еще нашла там моряка Тихоокеанского флота, тоже взрослого уже дядечку, он пришел с серьезной такой женой. 


Я у всех у них: подруг, жен, спрашивала разрешения, чтобы не ревновали, и у этой спросила, она молчит, но видно, что не против. А он, пока фотался, говорил: «Валентина! Не хмурься!».  Но меня этим не обидеть, имеет право. Ей просто тяжело открыться. Других, весёлых, открытых и искренних было больше.


Потом начался концерт местной самодеятельности, малёха нудноватый, и не в тему. Понимаю, что организаторам праздник это выпал из неоткуда. Короче, морской тематики было мало. Но это тоже меня не огорчало. Солнце светит, река, моряки, флаги, музыка. Я сходила до магазина, купила рыбы соленой, воды и огурчика свежего. Поела на лавочке, в соседнем тихом дворе.


И потом, когда пришла к площадке, уже была подготовка к тяжелой артиллерии. Ждали Александра Ф.Скляра. И он приехал! И концерт длился час. Ээх! Сразу видно, что Александр – моряк. С душой ко всем. Такую забавную фразу сказал: «Всё кругом разрушено, осталось только Тушино!» Это, видимо, еще со времен его детства. Оторвались все. Круто было. И опять же всё спокойно и без скандалов. Флажок очень пригодился, помахала им от души. Один папа надел на дочь бескозырку и посадил девчонку себе на шею. Я подумала, что я же тоже маленькая так же сидела.


 Потом было лазерное шоу. Но я не осталась до конца, посмотрела минут пятнадцать и пошла. 


Темнело уже. Пошла обратно тем же путем. Опять поздравляла тех, кого встречала, но, что удивительно, больше людей поздравляло меня. Или это морская пилотка, флаг и тельняшка сделали своё дело. А одни парни, когда мы поговорили про праздник и я пошла, сказали мне вслед: «Вот это мичман, вот это я понимаю!».


А другие, которые тоже оказались с Северного флота, начали говорить, какие у меня красивые глаза и обниматься со мной. Пришлось взять у них номер телефона и сказать, что мы увидимся. Никак не расставались. Хотя, нормальные такие приятные и не пьяные парни.


Потом я доехала до Пушкинской и стояла двадцать минут на Страстном, ждала троллейбус до дома. Мне нравилось, что на меня все смотрели, как на морячку. Смешно и интересно. Стоит такая тётя в морской одежде, в сухопутной, можно сказать столице. Я молча гордилась и говорила папе мысленное «спасибо». В троллейбусе, когда подровнялись с машиной одной, водитель посмотрел на меня и тоже разулыбался.


А когда перед самым домом уже совсем поздно, зашла в «Магнолию» за творогом, на кассе меня продавец, он же охранник и администратор, спросил:
«Ну, как праздник?» Я рассказала. Оказался – он из наших. Черноморский флот. Ну, класс же, а?! На входе вахтерша так широко разулыбнулась, увидев меня. Говорит: «Вас фотографировать надо», я согласилась. Потом шла по лестнице, включив в наушниках музыку, танцевала, навстречу попался какой-то парень, рассмеялись друг с другом. И мне было всё равно, что и кто обо мне подумает. И я была трезвой, чтобы вы понимали.


Песни морские - в душе у меня, праздник этот - в душе у меня. Руки мне нацеловали, наобнималась. Сама себя повеселила. Как хорошо-то! Да еще сейчас всё это папе рассказала. Он такой счастливыыый. Сказал: «Спасибо тебе дочь, угощаешь меня молодостью!». И главное, ну и правда же – хорошо!