вторник, 16 октября 2012 г.

Письма с Марса (второе)

В продолжении своих заметок, которые я иногда успеваю написать, находясь сейчас в городе Серове Свердловской области.  

Дом на снимке ниже я называю домом-радио.Он находится рядом с моим домом. Если присмотреться, то водосточная труба, которая находится ближе к крыше дома (в середине снимка), перегнулась и получился такой рупор-мегафон, в который, мне кажется, можно услышать что-то типа "От советского Информбюро!


                         Это Серов. По-моему, очень киношный пейзаж.  Фото автора.

У меня совершенно отсутствует дух соревнования, а также амбиции и бесстыдное любопытство. Я, например, не могу фотографировать маму с дочерью в больнице, когда они вынуждены расставаться и обе ревут. Мама делает это про себя, а дочь вслух, на весь холл больницы. И я знаю, что если их сейчас сфотать, то получится чудо-кадр. Для чиновников и остальных людей, которые, возможно прочувствуют их тяжелую ситуацию сейчас также как я. Но увидев фото, многие поймут, всю боль ситуации, о которой я напишу позже.

Не могу сфотографировать их такими. Они будто голые. Мне больно и нелюбопытно. А это значит, что я не профессионал? Да пошла она на хрен, такая работа, где нужно лезть людям под шкуру. Ну, ведь перед встречей с ними, мама  девочки попросила меня не делать этого, и я обещала. Не фотать. А начальство мое будет недовольно! Как быть? Где пределы чистоты и честности?

И выдавать новость вперед всех я не хочу! Претит мне это. Почему нужно бежать вперед всех. Наше будет нашим. Я не хочу спешить и наступать кому-то на пятки. Я успею итак. Без нервов, криков, истерики и сталкивания лбами.
И еще я могу спокойно уйти домой в 18.30 часов, и не выйти на работу в выходные. Не совсем еще спокойно, но пытаюсь. Я не плохая от этого.


А вот и место, где находится моя редакция. Фото автора.

Но мне стыдно за это все же. Ведь надо показать, что я работаю, делаю, стараюсь. Нужно будет –увидят. Кто надо – увидит.

И опять появляется большое чувство вины за то, что я не угодила многим, что я не так хороша, как ждали.  
И еще очень переживаю, что день не прошел с пользой. Почти каждый день. Я все живу так, будто надо чему-то научиться впрок и иметь с собой все - тоже впрок. А вдруг спросят?  Говорю себе, когда чего-то нет у меня сейчас же или что-то не успела: «Ну вот, а я ведь так подумала раньше, что ж не прислушалась к себе в тот раз?» И это создает сложности. И очень часто, почти всегда не пригождается и бывает лишним, тормозит, усложняет жизнь.

Из-за этого всего, как мне кажется, мне тяжело ставить большие цели и радоваться процессу их достижения.
Это что…ожидание поддержки? Надо научиться давать себе помощь. Сама. Я могу давать себе поддержку сама. Могу поменять климат в ситуации и в жизни, ее качество. Нужно дать себе возможность роста.  И прежде - понять, что Я хочу. Придти к себе. Хоть на чуть-чуть. Начать это делать. Начать.
Но наступает новый день, и я снова делаю ошибки. Уже другие.

И опять я иду по городу и не понимаю, где я. Не чувствую того, какой именно это город? Откуда и куда я иду. Сейчас пошла вперед и подумала, что могу идти таким темпом очень долго. Я уже когда-то делала так…Что это?

Есть новость – я стала за себя защищаться. А у сотрудников соседнего рекламного отдела вообще уже сложилось мнение что я – сука. Но я просто делала свое дело. Мне звонили с трех каналов телевидения, одна 7-летняя девочка лежала под маской искусственной вентиляции воздуха, ее мама осталась за сотни километров от нее. И мы решали в тот момент, что писать в газету, а одна из сотрудниц их отдела просила у меня какую-то ластик, возможно для нее тогда архиважный.
Когда я первый раз ей ответила, что мне некогда, она встала рядом и ждала. Потом я сказала ей, я отвечу, но не сейчас. И она продолжала стоять с видом обиженного человека, задрав при этом нос. Я уловила это мельком, но мне было некогда. И я даже почувствовала, что я виновата перед ней. Но пыталась дозвониться до мамы той маленькой девочки. А эта "большая девочка" строила мне рожи и делали важный вид. Как же так? Когда мы научимся давать себе помощь без ущерба для других, не впутывая людей в свои игры!

И нужно ценить себя такой, какая есть. И даже за маленький кусочек себя. Фото автора.

«А если меня нет, вы в кого врезаетесь? – так сказал однажды один мой знакомый, который попал в автокатастрофу. Он тогда еще шутил. Вот правда, а если никого нет, они кем манипулируют? Что думают люди в то время, когда они просят внимание к своей персоне таким оригинальным способом? Они не думают. Я знаю, я сама так делала.

И стала видеть и слышать это только благодаря моим «психологическим тренировкам».
Моя мама, например, в прошлые выходные вела себя точно так же, как моя коллега, только хуже. Мы были с папой и братом на кухне. Ужинали и болтали. Она захотела пообщаться тоже и, как она любит, перетянуть внимание, которого у нее итак достаточно, на себя. Взяла сумку с какими-то саженцами и, положив ее на стол, стала объяснять папе, что это за растение. При этом, она вела себя очень энергично - била папу по лбу каждым предметом, который она доставала из сумки и говорила ему: «Ты будешь меня слушать, я вообще-то дело говорю».
Папа не знал, как ему реагировать. Он только неуверенно, видимо предвидя следующие действия супруги, повторял: «Че ты, меня долбишь то?»  Мы с братом стали подхихикивать над этой сценой и мама, видимо обидевшись на невнимание, резко схватила сумку с саженцами и швырнув их в противоположную сторону. Она вышла из дома со словами:  «Да не нужно это никому, а мне зачем, идите вы все…».

Мы все поняли куда нам идти, все содержимое покатилось по коридору, папа сделал лицо типа «о ни фига се», брат вышел, а мы с папой решили продолжать есть. Что, думаю теперь было самым верным решением в той ситуации.

Что это было? Оригинальная просьба внимания, поддержки и тепла. Выходка 4-летнего ребенка, правда, реальных 60-ти лет. Порадовало в этом меня одно – я вижу это, анализирую и осознав, реагирую спокойно. Ведь я могла так же «кончить ситуацию» в свои 60 лет. Быть такой. Ой,ой, ой.

К маме - только снисхождение, поцелуй на ночь и ощущение, будто ничего не случилось. Но ведь она может и не по делу так себя вести, а я не ответила коллеге во время, когда действительно была занята и уже "изгрызла" себя целиком. Хотя рядом есть моя коллега-корреспондент, и она ведет себя  иначе. По-взрослому. Какой бы нужной не была для нее вещь, она решает свой вопрос сама, если видит, что сейчас  не до нее. Она, получается, сама может дать себе поддержку. И это здорово. Побольше бы такого взрослого окружения. С ней всегда можно почти все проговорить, или молчать. Она понимает.

Да, играет со мной свою игру противная установка детства «радовать других». Ну, ничего, я научусь высказывать свое мнение и отстаивать его. Журналистика учит меня этому, как ничто другое. Я вынуждена иметь свое мнение, и у меня получается, и я почти не стыжусь этого.


Это я так гуляла по театру драмы. Такие прекрасные шляпы делают местные художники! Фото Раиды Стрункиной.

P.S. И даже некому похвалиться, что моя статья вышла сегодня на первой полосе издания «Уральский рабочий».  ))

Да, еще, как всегда, делюсь просмотренными фильмами - "Сестра королевы", "Из двери в дверь", "Дирижер", "Внутри моей памяти", "Время", "Бубен, барабан", сериал "Без свидетелей", спектакль "Шут Балакирев".