среда, 21 ноября 2012 г.

Отпуск

Я - или была без работы, или ее искала, или ждала, когда начнется проект. Вообще, мой отдых все это время был вынужденный.

И вот сегодня, во второй день отпуска, я ощутила, что я совершенно счастлива. Только к вечеру я смогла прочувствовать все тепло и радость этого момента. И сразу же внутренние установки прошлых лет говорят мне моим, а скорее чужим голосам: «Сейчас все закончится, и ты хапнешь горя. За счастье надо платить! Смеешься – плакать будешь. Рано радуешься» и т.п. Как сказал бы известный персонаж Ильфа-Петрова, Остап Бендер: « С таким счастьем и на свободе»?

Сколько же всякого хлама сидит в моей голове и как силен этот внутренний критик! Но я знаю, что я заплатила. Я заработала этот отдых. А посему, говорю себе новую установку: «Мне сейчас хорошо, а будет еще лучше». Я заслужила этот отпуск, и у меня есть время и деньги. У меня есть 2 недели отдыха. Хотя я не могу себе позволить поехать куда-то путешествовать, даже по России, но я счастлива. И мне спокойно. Нет невротизма и тревоги, которые были раньше.

Накануне я была в театре. Пускай я смотрела не совсем тот спектакль, который бы я хотела увидеть, но свой «культурный душ» я получила. Увидела на премьере милых людей, которые приятно видеть. И даже начальник управления культуры, мсье Кынкурогов, который, как мне кажется, меня недолюбливает, казался милым. Я ушла в отпуск и успела сдать материал о театре в номер. Вот прямо сейчас его уже сверстали, и завтра он выйдет в печать. То есть, я поработала и мне не стыдно. Как говорит наш главный редактор «на свободу с чистой совестью».

Я сделала маникюр, я погуляла по улицам, смогла даже совершить шопинг. И именно такой, какой я люблю – небольшой и там, где хочу. И даже купила подарочки родным. Тоже давно не могла себе этого позволить.
И самое главное, что все это я делала для себя. Я никого не радовала, и мне было хорошо. Я никому не мешала и мне никто не мешал.

Я зашла в квартиру, в которой, кроме меня никого не было, и как только закрыла дверь, я начала ощущать тишину, спокойствие и легкость. С каждым движением меня, будто отпускало, отчего-то тяжелого. Выкладывала свои покупки и радовалась. Купила бады и витамины – натуральные, хорошие. Полезный чай. Красную рыбу, сыр, виноград, хурму, мороженое, груши, шоколад и еще какую-то мелочь и я знала, что никто это не съест, кроме меня. Наверное, плохо так думать, но мне было хорошо от этого. Купила себе туалетную воду, которую я тоже не могла позволить купить уже давно. Я побрызгалась этим ароматом и стояла с глупым и довольным лицом.

Потом зажгла наконец-то аромасвечу, включила телевизор. По каналу «Культура» транслировали конкурс юных пианистов «Щелкунчик». Надела мягкий флисовый костюм, теплые тапочки-носки. А счастье все догоняло и догоняло меня. Оно словно заполняло ту нишу, которая пустовала внутри меня давно, хотя место для него было приготовлено заранее до моего рождения. То есть, счастье, будто вступало в свои права.

Звуки классической музыки разливались по дому. И это ощущение счастья вместе с ними усиливалось.
На плите стояла кастрюля, с варившимся в ней мясом телятины, которое мне подарили на праздновании Курбан-байрама чужие добрые люди. Я открывала пакетики с подарками и радовалась.

Отдельный рассказ про серьги. Когда делала выбор этой бижутерии, долго себя уговаривала и пыталась понять, зачем так много всех этих побрякушек, и кто их покупает? И когда, во время шопинга их искала, то вспомнила, что каждый раз я долгое время хожу без этих аксессуаров, потом решаю, что, я же женщина и покупаю их вновь. Затем, снова кому-то их дарю. Проходит время, опять решаюсь на эти цацки, снова вспоминая, что я - женщина, и снова кому-то дарю их. Это какой-то круг борьбы с самой собой.

Но теперь решила – эти серьги никому не дарить, а даже еще хочу купить к ним в придачу какие-нибудь сережки-висюльки. Ну, чтобы совсем оглупиться. А вечером меня ждет просмотр фильма «Тысяча слов» и книга воспоминаний Льва Николаевича Толстого. Мне всегда нравилось читать мемуары, дневники и письма. Сейчас понимаю, почему. Это же самые искренние, живые и настоящие моменты жизни. Это не придумаешь.

Сейчас заметила, что хожу по квартире, и с удовольствие осознаю – надо же, как приятно все то, что происходит вокруг. А всего лишь, дали человеку отпуск. И появилось ощущение спокойствия, свободы, хорошей медитативной пустоты и радости. Но ведь так можно чувствовать себя каждый день. Или это работа крадет меня? Или я позволяю работе воровать у себя жизнь.

И в этом теплом, я бы назвала его, сытом спокойствии живет много людей. И это хорошо. У меня вот нет плохих мыслей. Я не пойду никого убивать. Я рада за себя, за близких, за незнакомых. Я довольна, я могу писать, я могу рукодельничать. Заняться спортом, поговорить с родными, друзьями. Мне не нужен алкоголь. И, кстати, никакой секс объект пока тоже. Я абсолютна самодостаточна сейчас. Что это?

Думаю, это миг, ради которого хочется жить! Вот такое оно счастье? И умереть не жалко. Не… надо жить. Страха нет, есть небольшая тревога и воспоминания о старых установках, о том, что для счастья надо устать. Но я такая замученная, что я верю, что вот оно и пришло счастье, потому что я устала. А жизнь, штука легкая. Прав, Михаил Ефимович Литвак. И выходов из трудных ситуаций много. Это все невротичная привычка бояться и тревожиться. Наверное, это генетически заложено. Надо же, как долго отрабатывается «не делай успехов», «не радуйся», «не будь собой».

Но ничего, главное, я это осознаю, извлекаю урок из неприятностей и учусь жить по-новому. Я же человек, значит, я что-то обязательно придумаю. И сама смогу давать себе такой мини-отпуск, как этот.