пятница, 6 марта 2015 г.

Конспект. Четвертый семестр (3 день)

Начало лекций ЗДЕСЬ.

Утро сегодняшнее. Следов почти нет, а через пятнадцать минут начало.

Сегодня первой парой - Практическая грамматика. В прошлом году у меня был другой педагог. А теперь не она. Расстроилась я очень, что любимой Надежды Михайловны Годенко не будет, но потом поняла, что раз жизнь подкидывает сюрпризы, надо уметь реагировать. Сейчас преподает эту науку, эту святая святых, Елена Леонидовна Лилеева (Е.Л.).

А вот и Елена Леонидовна Лилеева. Студенты, это вам пишу, знаю, что не помните "ху из ху". Фото автора.
А у нее не забалуешь. Сегодня, например, сказала: «Я просто так не ставлю оценки. Не обижайтесь, вы должны знать, Все-таки в таком ВУЗе учитесь и филологическое образовании получаете». Сказала, что проверила мою контрольную, но не даст, потому что спишут сразу. Я, говорю, что не дам никому. Но она оставила у себя, ну и ладно. Да и, если честно, у меня там тоже наколбашено нормально. Надо всего по пять ошибок, хотя бы, пунктуационных и орфографических. А у меня с запятыми беда. Лишних - опять гора.

Вот она и решила сегодня объяснить еще раз знаки препинания в сложносочиненных, сложноподчиненных и бессоюзных предложениях. Эту лекцию я уже слышу третий раз. Сначала Надежда Михайловна, потом Е.Л. и снова Е. Л. И сейчас я уже лучше поняла. Вот, правда, говорят, что не зря по нескольку раз повторяют. Многое определилось в голове лучше.

Наша прекрасная Машутка Голик, поэт. Фото автора.

Тут конечно у нас действительно началась практическая грамматика. Правило записываю, рисунок на доске и пример приводит Е.Л. Разбирали, проговаривали, пока не поймем. В конце, Елена Леонидовна попросила повторить дома написание слов с союзом «как», и сказала, что на следующем занятии даст правила по прямой речи и будем уже писать контрольный диктант.
Короче, «кто не спрятался, я не виновата» или, наоборот, в случае с Е.Л. (она все сокрушалась, что народу было мало и было понятно), поблажек от нее не жди. Понимаю ее.

Следующий был – семинар по современной русской литературе. Ведет его Сергей Федорович Дмитренко (С.Ф.). Этот курс рассчитан на все шесть лет обучения. Идёт второй год. Раньше у нас преподавал очаровательный «Болыч», или Игорь Иванович Болычев. Он, с такой внутренней харизмой, что до сих пор после всего лишь нескольких его лекций, тоскуем по его слогу. Как мы разбирали с ним «Рождественский романс» Бродского, как он увлекательно рассказывал об анализе стиха и зачем нужна литературная техника! Выучил и забыл, чтобы это вошло в пальцы, овладел техникой стиха. Вот зачем.

Вот он - Сергей Фёдорыч Дмитренко. Фото автора.

А еще он рассказывал, для чего поэзия. Это, как серебряная ложечка в стакане воды. Классный образ? Вот такой он тонкий, ранимый, галантный и очень умный поэт. Не знаю, что там, у них, в учебной части, но и его поменяли и мы теперь с новеньким. Сергей Федорович неплохой, но он другой. Привыкаю. Пока всё общая информация идет от него. К сожалению, сравниваю, и не в пользу Федоровича, но я хочу дать ему шанс. Он старается.

Сегодня говорил про сюжет и фабулу. Сюжет – совокупность событий в произведении. Это, как в Библии, Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова… и т.д. По порядку.  Сюжет – это тема, предмет, а фабула – басня, история, как она расположена в произведении. Ну, понятно, но не особенно опять.

У меня беда с этим сюжетом и фабулой. Они и на Литературоведении достались в билете, в прошлом году. Старик Антонов тогда, правда, легко объяснил. Говорит, сюжет – это как им надо, фабула – это как ты хочешь. Или наоборот? Надо подумать. Мозг мой подустал, недосыпание пятый день  чувствую очень.
Спросила я у С.Ф. про композицию еще, обещал на примере рассказа в следующий раз разобрать.

Велел читать журналы, заходить в Журнальный зал (сайт) и оттуда скачивать хотя бы. И еще рекомендовал книгу Бориса Успенского «Поэтика и композиция». С.Ф. попросил писать работы по-своему: «Мы ждем от вас ваших собственных творческих проявлений. Пусть они будут с проблемами, с поиском – ничего. Нужно обратить лицо к самому себе».


Рассказал, что нужно ходить и предлагать везде свои работы. И не спрашивать «почему», если не подходит, а предлагать другое что-то. Много и постоянно. Ну, это для меня не новое. Статистика, главное и список. Я, когда «Верку» свою пристраивала, в издательств сорок написала, и только через некоторое время, месяца через три что ли, пришел ответ и «добро» из «Юности». И еще нужно отформатировать текст, ровно, с верным для той или иной редакции подходом к тексту. 

Рассказал С.Ф., как много поэт Юрий Казаков ходил так, и еще о том, как Константин Симонов получил шесть Сталинских премий. И ни разу, ни одну за стихи, только за прозу.  Его известная книга «С тобой и без тебя», в которой был напечатан известный цикл, где стихотворение «Жди меня», её бойцы в окопах до дыр зачитывали и переписывали постоянно, а Сталин сказал, что ее надо было издать тиражом в двух экземплярах – для Симонова и Серовой. Мол, это только им нужно и понятно. 

Сергей Федорович рекомендовал также начать переводить с какого-то другого языка. Найдите иноязычных писателей, вступите с ними в диалог и переводите. И это поможет в рамках изучения языка еще. Присоветовал польский - легко идет. Вообще, заниматься надо языком. Идея хорошая.

Говорили о том, что бывает так, что писатель в одном жанре реализуется, а в другом никак. У Шукшина, например, прекрасные рассказы И шукшинские новеллы – золото нашей литературы, шедевр, мастер повести он, а заходит в роман и начинается социалистический реализм у него везде. В романе «Я пришел дать вам волю», о Степане Разине, он был, «как канарейка в шахте» - пытался, но ничего не получалось. 

Так что, не думайте, что роман – это хорошо, а рассказ – плохо. Искать нужно свой жанр. И есть литература для своего круга, например, для литераторов. Тоже имеет место быть. Это как джазисты собираются вместе и играют для своих. Примазываясь к ним, думаю, что я тоже эти конспекты пишу для узкого круга людей. Ну и что, я то-кайфую!


Говорили о военной прозе, о переводе Диккенса задели тему. Не сложился перевод в России, считает С.Ф., или слишком вольно переведено, или просто по буквам, а истинное настроение не передано. 

Забавную книгу стихов поэта-авангардиста Сергея Бирюкова рекомендовал. Там, например есть сочинение в виде квадрата. Стихи прямо в несколько рядов написаны по квадрату, еще есть прекрасное зачеркнутое стихотворение. Просто написано и перечеркнуто всё на фиг.

Призвал нас быть ё-фикаторами, то есть прописывать букву «ё» везде. Знаете же, для удобства пишут «е» чаще. Но, теряется буква, а она нужна, другое восприятие текста идёт. У меня газетная привычка, нас ругали за написание «ё» и штрафовали, а если подумать, и верно - нужно бережнее относиться к буквам.
На следующий семинар С.Ф. задал выбрать пять рассказов Василия Шукшина, проанализировать их. Будем разбирать подробно, и про композицию заодно поговорим.

Следующая лекция – История русской литературы первой половины 19 века, с Галиной Юрьевной Завгородней. Я знакомила вас с ней в прошлый раз, а сегодня еще удалось сделать фото ее. Она была сегодня какая-то особенно умиротворенная, я бы ее фотала и фотала. Красивая и умная.

Вот она, наша муза литературы, прекрасная Галина Юрьевна ЗавгородНЯЯ. Не путать окончание, пОняли! Я сама спутала как-то в работе прямо. Фото автора.

Тема нынче серьезная – творчество Михаила Юрьевича Лермонтова. Годы жизни запоминаются легко – 1814 -1841, вот удружил, поэт. Хотя, конечно пожил он 26 лет всего. Вел свою родословную от шотландского барда 13 века Томаса Лермо̀нта. И всячески акцентировал на этом внимание. Я, кстати, когда была, на открытии после ремонта, в доме-музее поэта, на Малой Молчановке, прошлым летом, слушала этого его родственника, который приезжал из Шотландии и тоже был такой гордый этим.

Там интересно, мне захотелось жить в этом домике, такой он уютный, там играли на арфах, актеры, дети читали стихи. И все литераторы ходили, очень мило было, и случайно, в этот же день, я пошла потом в театр Вахтангова, на «Маскарад» лермонтовский.

Так, что же, вернемся к Галине Юрьевне.
Лермонтов – это поэт-разрыв, надлом, конфликт. Он так жил и мыслил. У него был тяжелый характер, даже когда смотрел на человека, это ощущалось. Хотя, был болезненным слабым ребенком. Отец их бросил, мать умерла и поэта воспитывала бабушка. Он был одиноким и больным всё детство. И даже стихи детские были с претензией к миру.

У Лермонтова свой определённый романтизм, мотив утраченной родины. Тоска. Уже везде романтизм спустился вниз, заканчивается, а Лермонтов всегда как бы немного запаздывает. От этого у него раздрайв. Официально он вошел в литературу со стихотворением «На смерть поэта», в 1837 году. Любопытно лермонтовское видение поэта. Поэт – это страдалец за народ, образ Христа такой. Это не Пушкин, это сугубо лермонтовское видение. Тут можно увидеть понимание сути Лермонтова.

У них много параллелей с Пушкиным. Есть «Пророк», но у Пушкина «восстань пророк, и виждь, и внемли … глаголом жги сердца людей», а у Лермонтова этот пророк он сам и всё у него там непросто, в людях злоба, пророк его «угрюм, наг и беден» и его презирают. У Пушкина светлый гармоничный образ, он открытый сам для мира, а Лермонтов – закрыт, эгоистичен, мрачен. Говорят, что на Лермонтова очень сильно повлияла служба в школе юнкеров. Ни дружбы там не было, ни любви.

Заявляет поэт также: «Нет, я не Байрон, я другой», а в итоге он Байрон всё же. Много приемов отрицания, часты они, противопоставляются разные объекты бытия, парадоксально романтичные. То - «нет, не тебя так сильно я люблю», то - «люблю в тебе я прошлое страданье», то - «тучки небесные, вечные странники», то - «нет у вас родины, нет вам изгнания». Вообще, тема вечного странствия тоже частая.

На все творчество поэта тень бросает его поэма «Демон». Эта тема будет центральной, тема богоборчества, противопоставления ангелов и демонов. И тут у них опять диалог с Пушкиным. Первая редакция «Демона» появилась в конце 20-х - начале 30-х годов, их было восемь вариантов. Здесь же появляется тем любви. Биографически Лермонтов был неудачлив в любви, отчасти ему нравилось разыгрывать драму «а ля Печорин». Влюбился в первый раз в 16 лет в Екатерину Сушкову, она издевалась над ним. Потом, став постарше, он ей отомстит, будет ухаживать, бросит и посмеется над ней, да еще и пропишет ее образ в «Герое нашего времени». Княжна Мэри частично это она. Такой вот он будет обиженный: «Я не унижусь пред тобою» пишет ей стихи. И это в 18 лет. Или: «И целый мир возненавидел, чтобы тебя любить сильней». А у Пушкина: «Я помню чудное мгновенье».

И даже дуэль присутствует у Лермонтова, как у Пушкина, только тут опять наоборот всё, Лермонтов – зачинщик, а Пушкин же – потерпевший. Ведь Лермонтов доставал Мартынова, придирался к каждому слову, надсмехается, при этом ничего не боялся, а Мартынов в ответ терпеливо сносил обиды.

Вернемся к творчеству поэта, в 1835 году он пишет пьесу в стихах «Маскарад». О людях, без лиц, скрывающих свою искреннюю суть. Муж безжалостно убивает жену, наслушавшись сплетен. Понимает, что ошибся, уходит в безумие.
Поздние стихи Лермонтова более сюжетные, очищаются от хаоса. «И скучно и грустно», «Благодарность». В 1837 году пишет «Песню про царя Ивана Васильевича и молодого купца Калашникова». Это весьма необычно для него, это не просто история, это поиск личности. В центре – отстаивание чести жены, купеческого сословия, герой идет против царя, бунтует. И тоже убивает он сам, и его ждет печальный конец, казнь.

Через два года Лермонтов пишет поэму «Мцыри». Кавказ, герой изолирован от мира опять, убегает из монастыря, борется, вкушает любовь грузинки и тихо гордо умирает. И это пишет Лермонтов про себя. Покою он предпочитает смерть.

1838-1840 года – пишет «Герой нашего времени». Каждая повесть у него относится к отдельному жанру. Белла – к авантюрному роману, Тамань – к готическому, Княжна Мэри – классическая светская новелла. И тут опять можно понять, что, хотя его задача отобразить героя нашего времени, но Лермонтов понимает, что он опять о себе пишет.

Но настаивает на обратном, на том, что это портрет целого поколения. Герой у него страдающий. Печорин погибает, проклиная себя. Это уже не романтический герой. В «Герое нашего времени» Лермонтов меняет точки зрения, разбивает произведение на главы. Это новый ход. Такого еще не было до него.

Итог творений – поэма «Демон», заканчивает в 1841 году. И он, по сути, всю жизнь ее пишет, возвращается к этой теме постоянно. Как Врубель, который сорок раз перерисовывал своего «Демона», сошел с ума на этом и даже, когда шла выставка его работ, прибежал из сумасшедшего дома и дорисовывал его еще. Антокольский пишет: «Болен Чехов, безумен Врубель, впрочем, дело не в именах!»

Здесь у Лермонтова конфликт между демоном и богом, демоном и Тамарой и внутренний конфликт демона. И таких демонов еще не было до него. Он искренний, он порождение его самого, проклинает мечты, плачет так, что слеза прожигает камень. Но финал радужный, не по-лермонтовски. На этом Лермонтова закончили. Читать, читать и его надо. Экзамен скоро.

Поэт Лёша Шурупов заслушался, не хочет уходить. Фото автора.
Заключительно парой был - Современный русский литературный язык (СРЛЯ), с Татьяной Евгеньевной Никольской. Сегодня она была в сине-черно-красной гамме. Опять яркая сочная стремительная.  Рисовала треугольники и вишню на доске.

Вот она наша стремительная яркая умная блестящая - Татьяна Евгеньевна Никольская. Фото автора.
Говорили об очень сложной теме. Пока рассказывает Т.Е., понимаю, а как потом. Денота̀т, реферѐнт, сигнифика̀т, ко̀ннотация. О том, что у нас в голове и что в речи происходит, что мы видим и как это называем. И как это делали раньше и как это делать правильно. Ведь важно, к кому я обращаюсь, какая ситуация и какое эмоциональное состояние.

Какие слова сходные, какие различные, что такое «сѐма» и как она меняет значение слова.  Что такое интегральная и дифференцированная сема, потенциальная, отрицательная. «Вино», оказывается не только спиртное, это еще и означает откровение, божественный напиток, «виночерпий» – высшая сущность, Господь. И всякая щука – рыба, но не всякая рыба – щука.

Говорили о внутренней форме слова. Опять надо бы обратиться к великому Александру Потебнѐ, к его работам «Мысль и язык» и еще «Грамматическое учение о слове», их он писал в 26 лет всего (1862 г). До сих пор ими пользуются все филологи. Он считал, что все слова имеют внутреннюю форму.

Какие-то слова утратили свое прошлое происхождение. Оказывается, слово «смородина» происходит от слова «смрад», запах. В то время, когда ей давали это название, им казалось, наверное, что она очень сильно пахла. А может, это нам кажется, что слово "смрад", это плохо. У разных народов название одного и того же предмета разное. В Польше эта смородина – «пожѐчка», потому что растет пот речке, у реки.

Утрата внутренней формы происходит по разным причинам: утрата самого слова, от которого производилось, утрачен предмет, который был раньше. Например, слово «кольцо» от  слов - околица, колесо, около, коло, «мешок» от слова «мех», из него раньше шили мешки. «Коньки» – от того, что раньше носок конька загибался вверх, и на нем была голова лошади, вот тебе и коньки.

Также менялись звуки «о» и «е». Например, было «чеса», «чесать», образовалось «коса». Владея приемами анализа, можно восстановить внутреннюю форму слова. Есть еще народная этимология, придуманная народом, но ее чаще называют ложной. Был «спинжак», потому что его со спины снимали, стал «пиджак». А слово «довлеть» совсем не от слова «давление» происходит, и это не значит преобладать. Это означает быть достаточным. «Самодовлеющий» - самодостаточной! Круто!

Слово «близорукий» вас никогда не смущало? Оказывается, было раньше близкое по значению слово «близозоркий», но не прижилось, трудно выговаривать было. «Свидетель» - это тот, кто ведал, а не тот, кто видел. Раньше оно и писалось с «ять» – «свѣдетель». 

Так что, Татьяна Евгеньевна в заключении сказала еще одну интересную мысль: «Всё новое всегда в речи, а уж закрепится оно в языке – неизвестно».
На этом заканчиваю, на дворе половина третьего, а завтра еще четыре пары.
Встретимся.

Спасибо за внимание.


ПРОДОЛЖЕНИЕ здесь.


TEXT.RU - 100.00% TEXT.RU - 100.00%