суббота, 5 октября 2013 г.

Мои университеты. Часть 9.

Начало истории.

19-го июля я узнала, что по русскому во ВГИКе мне поставили 54 балла. И "славбох" - это уже хорошо. Вечером была консультация по литературе, здесь же. 
Пока ожидала ее, я отчего-то приперлась на полчаса раньше, стала наблюдать за тем, что происходит. Посмотрела фото, которые были развешаны на стене, коробки с пленкой, читала разные объявления. А они, порой, много говорят о том месте, где ты находишься. 


Вот они коробочки с пленкой мирно стоят себе на подоконнике. Фото автора.
Я прогуливалась по операторскому крылу главного корпуса. Там проходила наша консультация и по русскому, и по литературе.

Вижу, идет какой-то старичок невысокого роста, уверенно идет, расправив плечи. В клетчатой рубашке, джинсах, с какой-то стеклянной посудиной в руках. Вышагивает бодро, как по своему двору. Местный завхоз, подумала я. Он подошел ближе и я увидела его лицо - не могла отвести глаз. Так хотелось пойти за ним. Просто пойти и все. Ходить так весь день или всю жизнь! Или хотя бы сфотографировать. Когда я еще увижу это лицо. 

Вообще, люблю живые, умные лица! Я посмотрела на него еще раз, потом, спрятав телефон и делая вид, что я набираю номер, занесла, мне казалось, невидимо для фотографирования. Ну, я много раз делала это. Никто не замечал. И друзья, часто не видели, когда я успела их снять. Я близко снимала. 


Пойманная мастером, я все же успела сделать его снимок, хотя и плохой. Фото автора.
И вдруг такой вежливо-приказной голос: "Не надо!" Эх, блин, как он увидел? Оп-па, засек, подумала я, но затвором фотоаппарата все равно щелкнула. Решила идти ва-банк, сразу остановилась, улыбнулась, смотрю на него и говорю: "Вы, наверное из операторского цеха?" Он улыбнулся, ничего не ответил и пошел дальше, со своим графинчиком или что-там у него было в руках. Я же присела обратно, не солоно хлебавши, но теперь вдвойне захотелось его сфотать еще, потому что постояв рядом, точно поняла, что это какая-то большая личность! Такой он красивый шел! 

Через некоторое время, старичок, поговорив с кем-то, кто встретился в коридоре, шел обратно. Я уже встала ему навстречу и пошла опять за ним. Чё мне надо было, чё привязалась? Но пошла. О фотографировании уже не думала. Он в конец коридора, и я за ним.

- А вы что, поступать пришли? - обратился он ко мне.
- Да, на сценариста. Вот, литературу завтра сдавать, а сегодня консультация.
- А, хорошо, - степенно, взвешивая каждое слово, говорил мой новый друг из операторского цеха.
- А, вы к Валерию Ильичу пришли, к Мильдону?
- Да, наверное, я даже и не знаю.
- А вы Эдвина Джилберта "В беличьем колесе", читали?
- Нет! - разочарованно пролепетала я, и скорее достала блокнот, записывать, что мне советует этот  прекрасный человек.
- У, ну прочитайте. А Сорокина?
- Нет, - я ощущала себя полным лохом, и продолжала  записывать. Спрашивать, какого Сорокина, не стала, стыдно было совсем.
- Так ...так, а Джека Лондона читали?
- Да, да!
- А что?

- Мартин Иден, Белый клык.
- Н-да, - моему новому знакомому не стало легче от того, что я читала Лондона, но я приободрилась. Мне понравилось, что он любит этого автора и спрашивает меня про книги. Я правда, совсем смешалась. Оператор, который читает книги и сам набирает воду в графин? Кто он?
- Почитайте, "В беличьем колесе". А, вон, идет Валерий Ильич! Успехов вам.

Мне надо было идти, пришел мой педагог, а я никак не хотела отлипать от этого операторского кабинета и, главное, от этого человека. Я понимала, что говорю, вроде бы с деканом операторского факультета. Хотелось его даже обнять почему-то, но было как-то неловко. Тем более, завхоза я бы еще обняла, но если это декан ... И еще, он напоминал  мне, конечно, моего деда Васю. 

Сказав "спасибо большое", и попрощавшись, пошла по своим делам, глянув на расписание для операторов и записав себе в блокнот  фамилию декана, которая стояла в конце - Рыбин А.Г. Потом точнее узнаю, как его зовут. Была полностью уверенна в том, что это был он. 


Уже потом разглядела надпись на двери "Декан", за которой скрылся  человек, с которым я разговаривала. Фото автора.
Забегая вперед, на следующий день, когда я пришла сдавать экзамены по литературе, спутала кабинеты и опять пришла на это же место, что вчера. Долго сидела там, потом снова увидела издалека своего "декана - оператора - завхоза", поздоровалась. Он был занят и села на скамейку, ждать. Просидев 15 минут и увидев своих одногруппников, которые проходят мимо, поняла, что всё это время жду не там, и пошла на свой третий этаж, где и проходил экзамен. Так хотелось поговорить с "дедой Васей", а он больше не выходил, но не догадалась подойти сама. А еще позже было. Некогда. 

Только через месяц узнала, что этого человека звали Вадим Иванович Юсов - великий оператор всех времен и народов. И он умер 23 августа. Было очень горько, будто снова лишилась деда.


Как такое лицо не захотеть снять и не пообщаться с таким человеком?! Спасибо вам, Вадим Иванович, что вы были и есть. Фото из открытых источников.
Извините, но я не могла не рассказать эту историю. 

Жизнь, продолжается. А вообще, на консультации у Валерия Ильича Мильдона было весело. Он юморил. На нас, наверное, и нельзя было глядеть иначе. Нужна была легкая ирония. Он так и общался с нам, при этом никого не обидел. Я подумала: "Надо же за несколько минут уже два человека, которых я бы хотела назвать своими друзьями" (Юсов и Мильдон). За окном хлестал дождина, а мы слушали слова, кстати, тоже потом узнала, легендарного педагога -литератора. 

Он рассказал нам о том, что очень хорошо, в том билете, который мы вытянем, а это была действительно, как в школе моего времени, устная сдача экзамена, высказать свое отношение к произведению. Могло попасть все, что угодно, но из произведений, изучаемых в школе. А она у меня была ...аж в 88 году. Господи, да как еще устно-то все рассказать?! Консультация закончилось, и я почапала в туфельках по лужам домой, решила почему-то проехать до платформы Северянин и оттуда в Королёв. 


Стою на платформе "Северянин", жду электричку. Фото автора.
Литература сомкнулась вокруг меня плотным кольцом - даже платформа называлась именем поэта. А может ее назвали в более широком, географическом смысле? Южанин, северянин, например. Надо будет узнать. Но, самое для меня было важное, что от Москвы до Королева я доехала за 16 рэ. 50 коп. 


Вот так каждый вечер едут люди домой в электричках из Москвы. Три головы, склоненные покорно и женщина сидела у окна. Фото автора.
Я стояла, но зато недорого. Так я еще не ездила. Уснула в этот день, а в ушах аудио -  "Горе от ума". Хихи.

20 июля. ВГИК. Я забыла сотовый дома и ура. Никто не отвлекал меня, и я не отвлекалась. Правда, договорились о встрече по поводу работы, но люди оказались понимающие, простили меня.

Так вот, экзамен по литературе. Я не пошла первой - ни за что! В конце, только в конце. У меня началась легкая истерическая смешливость. Кто-то лихорадочно читал сайт "Брифли" - там краткое содержание всех произведений. Посоветовали бывалые абитуриенты. В наше время (ой, я сказала эту гадкую фразу), такого не было. Я считаю, редкостная хрень. Вообще непонятным становится произведение после этого краткого прочтения. Все путано, и чужое мнение навязывается.


Так вот, тут я снова испытала кайф экзаменов. Может уже вошла во вкус? Атмосфера мне напоминала фильм "Карнавал" и "Приключения Шурика", новеллу, где он экзамены сдает. Мы как-то объединились все перед лицом опасности, которая нас ждала. Как-то разговорились. Соня сдала одна из первых и получила 95 баллов, что ли ... Молодец! Вынесла нам кучу своих шпаргалок, размером А4, вы представляете! Толщина стопки была 2 см. Она что с ними заходила? Я шизею! Сашка Агафонова взяла их, принялась читать. 

Я наблюдала за происходящим. Наши пытались все же "дышать перед смертью". Вдалеке, метров в 10-ти от нас, какой-то студент, доказывал Сергею Мирошниченко, известному режиссеру  неигрового кино, (вы его помните по ленте" Рожденные в СССР") что он зря его не принял на курс. Сергей в этом году делал набор студентов. 

Потом, этот же парень примкнул к нам, рассказывал, почему он не сдал и что он хочет сдать еще, и что очень боится, а вдруг не сдаст. Он так долго полуныл, что я не выдержала и сказала ему: "Да хорош ныть и бояться, ты не такой как все, докажи. Приходи еще, на следующий год и поступай, учти все ошибки, и не сравнивай себя ни с кем, кроме себя. Вот мне 42 года, я же поступаю, не на кого не смотрю!" Он сразу замолчал, сказал мне, что я молодец, пожелал удачи и решил, что будет еще поступать. Разулыбались с ним и расстались. Что это было?!


Вот она, Саша Агафонова с сониными листами. Переживает. Фото автора.
Подошла Сашка Агафонова, начитавшаяся сониных конспектов, дала их мне. Я начала читать, и на странице со стихами поэта, явно 18 века, я остановилась и говорю Сашке: "Соня совершенно напрасно не пишет автора, даже после прочтения непонятно ..." И мы, как давай ржать с Сашкой. Все на нас смотрят, не понимают, мы начали объяснять, почему мы смеемся. Они не ржут. Почему-то? Ведь так смешно. Ну, так бывает. Некоторые вещи не объяснить.

Потом мы долго запоминали разницу между Фетом и Тютчевым. Получалось плохо, но весело. Мы так и сгруппировались - нас несколько заочников и еще какой-то очник, парень Иван, вроде. Вот мы все и пошли сдавать последними. Преподавателей было двое. Я сразу поняла, что пойду к Валерию Ильичу отвечать. Мне достался билет. № 11. Творчество Лермонтова и драматургия 20 века. Посидела, подумала, начала писать ответ. Это мне было близко. Как-то сразу пришли мысли. Откуда-то издалека. Написала, ждала очередь к Мильдону и слушала тех, кто отвечал. Мне и жалко их было и как-то непонятно, ну почему же нельзя прочесть наизусть стихи Сергея Есенина или Маяковского?! Это же так просто:

"Ты жива еще, моя старушка?
Жив и я, привет тебе, привет.
Пусть струится над твоей избушкой
тот вечерний несказанный свет ..."  


С. Есенин (на всякий случай подпишу.)


Сергей Есенин мне еще близок тем, что он, как и мой папа, родился в Рязанской области. Фото из открытых источников.
Ну, как это не знать? Страшно мне от этого. Корни ведь наши.

Дождалась очереди, сажусь, рассказываю. И все, будто "полилось" - и стихи Лермонтова и рассказ о нем и то, что я успела или не успела посмотреть в театре. Я вспомнила, что моя подруга Дуся Москвина, сняла недавно фильм, он так и называется "Тучки небесные". Это мне тоже помогло. Потом поговорили о Николае Коляде, Евгении Гришковце, Людмиле Петрушевской. На последней остановились особо. И я больше говорила о ее книге воспоминаний "Девятый том" и что она хулиганка. 

Мы беседовали с Валерием Ильичем, как друзья на кухне. Мне так понравилось! И я думала, что говорю не очень-то верно иногда, но от души, со своей оценкой. Он понял это, он поставил мне 85 баллов! Это было совершенно невозможно! И это порадовало меня больше всего. Доверие и приятие. На экзамене в школе по литературе я получила "3", я тогда тоже боялась. А тут, я может расслабилась и мне нравилось учиться, и я получила высшую, для себя, оценку. Летела из кабинета литературы, как на крыльях. 

Подождала своих, с "камчатки". Они тоже все получили хорошие оценки. Дайте пять! Стукнулись ладонями, побратались! Весело было. Потом наши парни, среди них тот, с Находки, который не хотел есть мои конфеты, (в день рождения раздавала), захотели посидеть, попить пива, в какой-то беседке, но мы с Сашкой отказались, сославшись на дела. Нет, я бы посидела группой, но почему-то не хотелось уходить из ВГИКа. Ведь это было всё - мы сдали все экзамены в этот вуз. 

Нам навстречу попадались одиноко бредущие абитуриенты, а мы пошли фотаться.


Это мы стоим внизу, у зеркала, в холле ВГИКа. Там тишина, а я почему-то изображаю веселого Гитлера, а на Сашке навешано "море" вещей. Фото Александры Агафоновой.
Я опять ехала домой, в голове  - океан мыслей. 

Все хорошо, но я, почему-то на этот момент не хотела жить в Москве, в меня не верили. Точнее, говорили, что верили, но никто ни разу не попросил прочитать мою "Верку", и хотя бы мой блог, а когда видели меня, что-то пишущую в тетрадке или на ноуте, говорили: "Чукча не читатель, чукча писатель, однако!" 

Я смеялась, не обижалась, ведь они любят меня по-своему. Или я сейчас чего-то не вижу. Хотя, многие мои друзья и знакомые писали мне слова поддержки, а друг-художник Денис Исаев, поставил даже в одной маленькой древней "намоленной" церквушке, в Барселоне, две свечки с просьбой о моем поступлении. И это согревало. Я не знала, во что выливалось мое поступление, но то, что происходило, это мне нравилось и помогало жить.

На сим, кончаю, страшно перечесть.))))


Придется мою историю еще продолжать. 
Ну, не получается закинуть в нее все сразу. Каждый кусок жизни мне важен. Так, что, концовка, скорее всего в следующий раз. 

22 июля последний экзамен в Литературном - творческое собеседование, с профессорами за круглым столом. Все результаты тут и напишу. 

Подождите еще малеха.
Обнимаю вас.
Окончание истории здесь.