среда, 2 сентября 2015 г.

Чехов, Чайка, черноплодная рябина

 Чехов, Чайка, черноплодная рябина

Уже два года решаюсь поехать в Чехов, точнее, в Мелихово хочу. Вот-вот уже решусь, и опять не случается. В прошлое воскресенье собралась, но не было сил. И тут решила, в это воскресенье, во сколько бы ни встала, еду и всё. Просто, в разведку, на прогулку. Придумала себе, что еду в Чехов обедать.

Перрон Курского вокзала. В ожидании электрички на Чехов. Фото автора.

В 15ч. где-то выехала от дома, а в 16.12ч. уже отправлялась на электричке, с Курского вокзала, по дороге в Серпухов. Это мимо Чехова. Тихая спокойная электричка, народу мало. До этого, с другого пути, толпа народа стояла, на электричку до Львовской. Я, как дура, помнящая по географии, что Львов – это Украина, да еще и западная, очень удивилась. Спрашиваю: «Это что, во Львов электрички ходят?» Мне народ говорит: «Да вы что, это же львовская!». Думаю, нормальный такой ответ. А я про что спрашиваю?

Это типа, помните из фильма "По семейным обстоятельствам", про логопеда сюжет: «Не на Киевской, а на Киевской!» Говорю: «Так подождите, так Львов – это Украина!» Но электричка уже уехала, ответить было некому, а потом моя подошла. И только когда я потом проехала, на своей электричке станцию Львовская, я поняла, в чём дело. Гы.

Когда поезд отходит и ты едешь в нем, то кажется, что всё, что было до этого осталось в прошлом. Это иллюзия, конечно, но это первые мысли. Вот почему так тянет путешествовать.

Возвращаюсь к своей электричке. Сижу у окна. Хорошо мне. Едут бабушки с внучками, едят бутерброды. Тока тронулись, всё, как положено. Шарики у них красивые, с надписью «1 сентября». Через скамейку – парочка спокойная такая сидит, мужик с большой шишкой на голове, врожденная, угрюмый он. Встречный поезд прогнал! Йеху! Хорошо. Проезжаем Текстильщики. Дядя зашел, сел рядом, на соседнем сиденье, смачно ест мороженое. Редко вижу, чтобы работяги ели мороженое.

Вчера гуляла по Новослободской, там, закоптелый такой, грязный, старый, усталый рабочий, дядька кавказец, видимо в перерыве между делом, стоял и ел мороженое, такое же розовое. А я почему-то рада была и за того, и за другого. Думаю, если им денег не особо много платят, пусть хоть такая радость у них  в жизни будет.

С рюкзаками много людей. Реку проезжаем, похоже, это Москва-река. А какая тут еще? Или это Царицынские пруды такие? Красиво, короче! И остановка Царицыно, и потом Битца, Бутово, Щербинка. Тут так интересно. Слово «Чехов» часто слышится в электричке. А мне приятно. Я-то его по-своему понимаю. Сижу, читаю пьесу Николая Коляды «Мадам Роза», думаю выбрать её по теории драмы. И как раз там текст идет такой, мадам Роза говорит своему воспитаннику Момо: «Береги, Момо, задницу, жопа – самое святое место для мужчины! И даже если тебе будет очень плохо, не смей ей зарабатывать». Да, думаю, романтичная поездка в Чехов получается. И писать мне же еще про эту пьесу.

А вот и Подольск. Он отличается от других станций тем, что народу тут больше и она сама здоровая, и видно, что город виднеется вдали, не маленький. И зелёный. Тут живет моя однокурсница. Привет тебе, Танюха! Ой, зашла «гармонь". Тётя играет на ней и поет тоскливую песню про маму.
«За семнадцать с лишним лет,
Сумела мне дать ответ только мама…»
Как тянет слёзно, давит на мозоль, сердце моё сжимается, особенно она подстанывает на слове «мама». Мотив напоминает песню Игоря Талькова «Летний дождь». Вижу в окне, на обочине дороги, стоят бабушки и дедушки, продают ягоды, цветы, грибы. Эй, остановите электричку, мне бы с ними поболтать, купить чего. Остановка Гривно. Ой, ой! Рифмуется со словом на «Г» и напоминает мне это самое. Как-то серо. Поехали дальше. Простите меня.

Зашла тётя, продает резинки на голову, толково так всё объясняет, столько выразительных предложений, с интонацией, с душой. А резинка, похожая на провод от телефона, закрученная такая, я её за 10 рэ, вон, покупала, в переходе метро, а она тут 50 просит. Ну, нет. Но сколько же ей за день вагонов пройти и это же самое сказать! Что снится людям, которые продают в электричках? Тексты, которые они каждый день говорят? Это же охренеть!

Вот мужик, открыл зонт, типа он его продает, сказал два слова, не успела понять. А зонт мне нужен, но стыдно как-то покупать. Может, по дороге обратно будет меньше народа, и дядя будет идти медленнее. А вот и Львовская. Она большая: тут и девятиэтажки есть, и пятиэтажки, много их, и домиков частных много, и дач. Приятная. А погода ещё какая стоит! Солнышко светит, небо голубое, облака красивые разные. Остановка Колхозная. Храм на косогоре. Красиво тоже.

Столбовая станция напомнила поселок Исток в Екатеринбурге и самое неуютное место там. И еще Серов-Сортировочный. А вот и остановка «66 км». Вот это я понимаю, вот это конец географии! Вот и точно Москва закончилась. Какие-то люди странные ходят по перрону, шугаются, пьяные все что ли, какие-то потерявшиеся вахтовики будто, и вообще, там все коматозные, и будто обкуренные. Я порадовалась, что я еду мимо. Бр-бр... А тут еще в вагоне взрослые отец с дочерью ругаются. Она ему говорит, что пить много не нужно, он не согласен.

Бабушки, которые с внучками, обсуждают между собой религиозные темы, пытаются кого-то понять, говорят о том, что надо каяться. Как раз проезжали мимо храма и там зазвонили колокола, они это отметили. «Хорошо», - говорят. Скорый поезд просквозил, вжик! Дачи, дачи, речушки. Рябина уже красная. Станция Чепелево, следующая Чехов. 



Время – 17.40. Приехали. Совершенно обычный перрон. Напомнил Долгопрудный. Или Внуково. Иду в переход. Страшный, старенький, ступеньки все истёрлись. Видно, что давно тут ремонта-то не было. Прохожу турникеты, вижу надпись о том, что тут, когда-то на станции «Лопасня», а так назывался город Чехов раньше, останавливался сам Антон Палыч. И барельеф его на фасаде. И написано, что «вокзал был связан с жизнью и общественной деятельностью Чехова (1892-1899гг)» Надо же, вокзал был связан с жизнью! По сути, так и есть.



Места мало везде, зашла в вокзал, он тоже маленький. Решила, что куплю билет по дороге обратно, сфотала расписание электричек и пошла гулять. У бабушек по дороге увидела черноплодную рябину, по сорок и двадцать рублей разные стаканы, а ежевика в большом стакане – по сто. У нас сто пятьдесят. Обещала рябину купить по дороге обратно. Спросила, где Музей писем, который Чехов создал, и который я успеваю еще посмотреть, потому что до Мелихово не поеду, там я только поцелую замок.

Вот она, моя красавица, в середине, в костюме красивом, рябину продает, черноплодную. Фото автора.
Все мне всё подсказывали, были очень радушные. Тут полно мужиков в трико, в спортивках, и женщин, всего-то лет пятидесяти, а в кофтах, полные, с непонятными прическами, будто состарились. Но до тридцати-сорока приятные женщины есть и девчонки все модные ходят, и не пафосные, простые. Перед музеем Писем, два поддатеньких мужика, проходящих мимо, говорят мне, у самых его ворот, которые закрыты:

- Да тут можно зайти! Вы открывайте прямо и идите!
- Так закрыто! Неудобно как-то, - осторожничаю я.
- Да вы что?! Запросто, - разрешили мне два этих шатающихся и не пытающихся пристать ко мне, «смотрителя музея».

Вот он чеховский Музей Писем. Это еще было почтовое отделение ст. Лопасня. Фото автора.

Открыла, прошла. И, правда, можно. И никто меня не гнал. Посидела на скромной деревянной скамеечке, перед памятником Чехову. Большой такой, красивый памятник. Походила вокруг, пофотографировала дом. Увидела сливу, которая был вся в плодах, и которые никто не срывал. Она была будто от самого Чехова. Я сорвала листок себе, в коллекцию листьев. Тянулись руки к сливе. Но решила - что я, крохобор какой? И не стала рвать. А еще, если смотреть из-за калитки, видно, как ива склонилась и гладит листочками Чехова по голове.

Памятник А.П. Чехову в музее Писем, в городе Чехове. Фото автора.
Вот этот домик и была единственная история, которую я встретила в городе. Нет, еще на площади, у вокзалов (там еще и автовокзал) стоит стела, а на ней герб города, а на нём – чайка сверху. А ведь в городе ни одной чайки. Ну, мы-то понимаем, что это за "Чайка". Забавно, город такой работяжный, не театральный, обычный, а на гербе – чайка. Город, с чеховской «Чайкой» на гербе. Я сначала переживала, что толком не увижу ничего, ведь уже смеркалось, но поняла, что пусть будет всё, как будет, даже если будет наоборот. Хотелось хоть немного увидеть, понять. Но не мой он был, как мне казалось. Но всё же, я, идя по улице Чехова, в городе Чехове, решила дать ему шанс. Ведь и Питер я в первый час не воспринимала.

Вот такой, например, один из видов Чехова. Фото автора.

И я пошла. Спрашиваю всех, где центр? А они не знают. Кто-то отправил к администрации и фонтану. Ну, давайте, к фонтану. Длинная улица Чехова. Проходишь стадион «Гидросталь». Забавно. Везде имя Чехов: на рекламе, на афише, на зданиях, на автобусах, на остановке. Эх, Антон Палыч, тебе бы понравилось, наверное. Особенно порадовал строящийся дом по адресу: г. Чехов, Вишневый бульвар, 8. Вот тебе и «Дядя Ваня», и «Вишневый сад», и «Три сестры». Кстати, я бы этих памятников наставила тут, или дизайна какого-то забубЕнила. Ну, всё простецкое такое. Пускай. Жаль, такой бренд пропадает!

Интересно звучит, да - Чехов, Вишневый бульвар, 8. Фото автора.

Потом прошла к фонтанам, к мэрии. Ничего особенного. У милой семьи, гуляющей с коляской, спросила, где тут поесть можно, я же приехала обедать, а шла уже полчаса, а нигде нет еды? Показали. К "Карнавалу", говорят, вам. И вот я по каким-то паркам, мимо речки, с горы такой внушительной, на небольшую горку, мимо еще одного стадиона, вышла на Московское шоссе, и всё иду, иду, иду. Мне показалось, что город разбросанный. Спросила у проходящей женщины, не кажется ли и ей это? Она говорит, что город компактный, и тут всё под рукой и в пешей доступности. Согласна ... отчасти, но ... он растянут, ей-бох.

А вот и центр, и фонтаны, и администрация, и концертная афиша каких-то "бацьков", казаков, что ли. Фото автора.

Долго искала модный торговый центр «Карнавал». Нашла, ну, такой ... наш екатеринбуржский подобный центр напоминает, и другие похожие в Москве. Нашла там туалет, первым делом, потом поняла, что тут еда та же. «Шоколадницы», «Планета суши» и подобное. Да на фиг надо! У меня с собой были: помидор, адыгейский сыр и листья китайской капусты. Думаю, куплю сейчас что-то рыбное, вон, в «Перекрестке», да воды. И на лавочке, на природе, посижу поем. Долго выбирала, рыбы не было.

А вот и чеховский "Карнавал". Фото автора.

Купила «свинину по-королевски», за 160 рэ кусок, надо же выпендриться было. Несу, а интуиция подсказывает, положи его «там, где росло», и купи хоть колбасы копченой. Не сделала. 

И вот я с этим куском в пакете иду мимо магазина бижутерии.
 Думаю, ну что же, на память о Чехове у меня останется свинина и вода? Магнитик был про Чехов, в киоске у вокзала, но у меня холодильника нет. На хер он мне нужен это магнитик? Пошла, увидела длинные серьги – бирюзовые, мои любимые, серьги-висюльки, там бабочки, бабочки такие и бусинка ещё. Никогда в жизни у меня таких не было. Я их сразу же напялила и не снимала уже. В джинсах, спортивной кофточке, в жилете, кроссовках и с этими серьгами модными на ушах. Чисто колхозница. А мне, всё равно было хорошо. Ржём с девчонкой продавцом.

Потом ушла на остановку, жду автобус, откусила мяса кусок, жрать хотса, оно чё-то попахивает, но я есть хочу, ещё кусанула. Автобус подошел. Не мой. А вообще-то, мне на другую сторону надо было, говорят, а я сижу тут, ем себе. Хотя, надо было поесть всё же спокойно, куда спешила, торговый центр меня напугал или солнце, которое уже заходило. Кстати, такое небо закатное было красивое! Я сейчас только поняла, что я давно не видела заката, а в Чехове я видела так много неба и прекрасный закат. Вот, правда, его везде тут так много - неба.

Красивый чеховский закат. Фото автора.

Вообще, пошли мы, с мясом, помидором, сыром, капустой и серьгами в ушах, на другой автобус. Прокатились по новой части города. А ничего, знаете ли. Автобус маленький, ПАЗик, похож на серовский тоже, и кондуктор есть, и еще мне Питер напоминал. И цена за билет тут питерская - 28 рэ. Теперь я их понимаю, почему лучше пешком ходить. Дороговато для такого маленького города вдали от Москвы.

Вот это - с горки на горку дорога. Фото автора.

Приехала к вокзалу, взяла у бабушки стакан красивой черноплодной рябины, как обещала, а она говорит: "Я вас приметила уже!", - и даёт мне большой стакан. Она сорок рэ просила, я ей пятьдесят дала, она так смотрит на меня, мол, "спасибо". Вот эти бабушки - они другие, благодарные какие-то что ли. Обе мы довольные. Потом я купила билет, кассир объясняет всё, куда пройти и т.д. и т.п. И на Курском вокзале, тоже была внимательная, кстати. Уехала я на электричке, в 19.45 ч. На улице уже темнело.

Электричка битком. Еле-еле, случайно, пробилась к окну. Ничего не слыша вокруг, стала снова есть мясо. Но откусив три куска поняла, что плохо мне потом будет. И что такое, недавно, в «Лицах», крутом кафе, на Тишинке, в салате «Цезарь», мясо было протухшее, тут – тоже. Еще как-то брала одну куру, в магазине напротив – там та же история. Чё за неделя. Надо бережнее к себе относиться, ну и что, что есть хочу. Кто-то с первого куска бы выплюнул. Что я за терпелюга такая? Деньги платила вроде как! Вот, балда. Короче, съела всё, кроме мяса, а его выкинула уже в Москве. Подумала, собачке какой, может, ничего будет. Привет из Чехова. 

Всю электричку слушала музыку в плеере и смотрела на людей. На улице уже совсем темно, а луна огромная желтая, яркая. Суперлуние сегодня какое-то. Нас было так много в электричке. Десять небольших сидячих купе, в каждом – по двенадцать человек. Это, примерно, человек сто двадцать нас едет. И все разные. Напротив меня, мужчина с девушкой так говорят, будто ругаются, выяснилось, что живут давно. Вот смотрю я на них, а чего недовольные такие, разойдитесь лучше, на хрен. Испилила она его. Он попробовал ей ответить, сказал, чтобы «не начинала!». Уух. А, интересно в электричке, если не каждый день. И цветы везут, и грибы-ягоды, и студенты едут, и школьники, и дачники.


Не удалось всю переполненную электричку сфотать. Но было ай-ай-ай. Фото автора. 

Конечная. Курский вокзал. До Чехова на электричке ехала полтора часа, мое путешествие длилось, от дома до дома, где-то часов семь. Не зря съездила. Вечером лопала творог с вкусной чеховской черноплодной рябиной, серьги у меня есть и воспоминания о Чехове тоже. Довольная.